28.02.2017
Интервью

«Он не боялся ошибаться»

Станислав Кучер – про Бориса Немцова, через два года после его убийства

Борис Немцов
Станислав Кучер, журналист, общественный деятель, кинорежиссёр-документалист, теле- и радиоведущий. Член Президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека.
Станислав Кучер, журналист, общественный деятель, теле- и радиоведущий. Член Президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека.

Бориса Немцова я знал лично. Мы познакомились, когда я был ведущим программы «Прогнозы недели» на ТВ-6. Один раз брал у него интервью, когда он еще был губернатором Нижнего Новгорода. Позже я стал ведущим программы «Обозреватель», главной политической программы на ТВ-6, в сфере внимания которой была в том числе судьба Немцова как яркого молодого лидера.

В 1997 году он приехал в Москву и стал работать в правительстве, а позже стал первым вице-премьером. Тогда он был частым гостем у нас в студии. После записи мы часто пили чай и не только чай, обсуждая события в стране и мире. Тогда мы с ним подружились, точнее, у нас установились дружеские отношения.

Быстро перешли на «ты», несмотря на то что он занимал высокий пост в правительстве, а я был моложе его на 12 лет.

Мне очень понравились с самого начала его искренность и готовность отстаивать свою точку зрения перед каждым соотечественником вне зависимости от статуса – черта, несвойственная для политиков вообще и для политиков того времени в частности. Политики, занимавшие высокие посты, все-таки «несли себя», ощущая некий груз социальной ответственности, старались казаться очень серьезными. Немцов таким не был – он всегда был «своим парнем», и это, безусловно, подкупало.

Поражала его неспособность обижаться, или, во всяком случае, способность подниматься над обидами. Я мог ему совершенно спокойно сказать: «Борис, ты отличный парень, но плохой политик», и он не обижался, спрашивал, что я имею в виду. Тогда я объяснял ему, что политик должен уметь интриговать, идти на компромиссы, делать все, чтобы получить максимальный объем власти, чтобы потом влиять на происходящее, «а ты, Боря, не из таких, потому что ты ведешь себя слишком открыто, дерешься с открытым забралом». Он отвечал: «Ты, может быть, прав, но я не умею интриговать и не хочу учиться». Для Бориса такие понятия как честь, верность слову, совесть, порядочность были не простыми словами.

Он не боялся ошибаться. В недавно вышедшем фильме «Слишком свободный человек» очень хорошо показано, как он жил, работал, боролся и ошибался. У многих моих ровесников и людей моложе меня сложилось впечатление, что и Немцов, и Рыжков, и Чубайс, и Березовский – это одна большая банда из девяностых, которая грабила страну и больше ничем не занималась. В этом фильме показано, что на самом деле Немцов боролся с Березовским и Гусинским, и в этой информационной войне с олигархами Немцов очень серьезно пострадал. Огромная часть населения страны, смотрящего телевизор, была настроена против него. У них Немцов ассоциировался с грабительским капитализмом, в то время, как он на самом деле бросал этому серьезный вызов.

В самом начале он поддерживал Путина, партия СПС шла на выборы в 2003 году под лозунгами «Путина в президенты, Кириенко в Думу». Борис не стеснялся признавать эти ошибки, собственные ошибки.

Он был просто классным парнем. На меня производила впечатление его любовь к жизни в самых разных ее проявлениях. Он старался воспринимать жизнь как вызов или приключение, а не как драму или трагедию. Уже после сорока  освоил кайтсерфинг. Однажды в Греции его отнесло далеко в море, кайт порвался и он несколько часов добирался до берега один на один со стихией. Он не боялся, он жил опасно. Борис понимал, что только так и стоит жить, потому что любая другая жизнь скучна и неполноценна.

Марш памяти во вторую годовщину убийства Бориса Немцова. EPA/MAXIM SHIPENKOV
Марш памяти во вторую годовщину убийства Бориса Немцова. EPA/MAXIM SHIPENKOV

Для многих путь Немцова – путь неудачника, который сначала очень высоко забрался, а потом серьезно упал, вплоть до того, что его вместе с участниками уличных протестов били, затаскивали в автозак, а однажды он встречал в камере Новый год. С ним довольно давно перестали обращаться как с представителем номенклатуры. Была видимость движения по нисходящей, но на самом деле, по моему мнению, он, наоборот, становился мудрее, опытнее, активнее и, безусловно, будь он жив сейчас, он мог бы бросить очень серьезный вызов любому кандидату на следующих выборах.

Опубликовано Рубрики ИнтервьюМетки

Добавить комментарий