04.04.2017
Истории

Школьный террор

Как одноклассники делают тебя изгоем

Кадр из фильма "Чучело"(1983)

Кадр из фильма «Чучело»

Катя, 18 лет
Катя, 18 лет

В моем случае травля исходила от близких подруг, с которыми я училась в одном классе. Сначала в форме шутки, а потом по нарастающей, нагло и без стеснения, меня оскорбляли и отчитывали за внешний вид, тихое поведение, стремление учиться и нежелание вместе распивать спиртное, курить за углом и гулять со старшеклассниками. Нам было 12 лет. В дальнейшем в мою сторону летели бумажки, ручки и карандаши, за спиной слышались смешки и угрозы. Мои родители вовремя забрали документы, дело чуть не дошло до избиения в раздевалке. Уже была договоренность среди одноклассников, но я не пришла на урок физкультуры. С тех пор я не переступала порог этой школы. В кабинете директора мне сказали, что в данной ситуации виновата только я, нужно было думать, с кем дружить, и вообще «все это несерьезно и по-детски». Через несколько дней одна из моих подруг и несколько старшеклассниц избили в туалете другую девочку, засунув кляп ей в рот.

Каждый четвёртый школьник подвергается травле

Россия занимает одно из лидирующих мест по распростанённости буллинга (с англ. — травля) в школе. Согласно исследованию ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения) за 2016 год, среди детей одиннадцатилетнего возраста 23% девочек и 27% мальчиков объявили, что подвергались унижениям два или более раз в месяц.

Давление может начаться с шутки и ежедневных оскорблений, затем перерасти в угрозы, преследования и насилие. Травить могут и одноклассники, и учителя. Мы собрали истории тех, кто столкнулся с жестоким отношением в школе.

«Дети бывают жестоки к тем, кто отличается от них»

Роза, 19 лет
Роза, 19 лет

– Меня задирали в начальной школе, причём довольно сильно. Подруга тоже отвернулась от меня и поддалась влиянию класса.

Почему травили? До сих пор не могу найти объяснения, но, как мне кажется, дело заключалось в моей национальности. В классе только я была нерусская, да и в школе мало было людей иной национальности.  Дети бывают жестоки к тем, кто отличается от них своей внешностью и фигурой.

 

Они говорили мне: «жирная, черножопая, чучундра лохматая».

Не было ни одной недели, которая проходила без слёз. С мамой разговаривала, но она до сих пор многого не знает. Несколько раз она приходила в школу разговаривать с моим классом, без ругани, кстати. Пыталась донести то, чего не смогли вложить в тех людей родители.

К слову, классный руководитель сама отпускала язвительные высказывания в мою сторону, довольно своеобразная женщина. Мы тут с ней встретились год назад или полтора, она была со мной несказанно мила, что очень удивило.

Никто не пытался заступиться за меня. Пришлось поменять школу, я не смогла бы там оставаться ещё 6 лет. Терпеть это все было подобно пытке. Конечно, это оставило неприятный след у меня в сознании, осталось много комплексов, может, они и сейчас проявляются.

Очень часто, рисуя, я вспоминаю комментарии классного руководителя. «Так рисуют только в детском саду», – сказала она при всех, с усмешкой.

«Его никто не обижает, ребята нормально с ним общаются»

Даша, 17 лет
Даша, 17 лет

– Лева пришёл к нам во втором классе. Сразу же начал проявлять активность, пытался завести друзей. Так как все уже разбились по группам, ему было трудно куда-то влиться, снискать хоть какое-то расположение. Многие сторонились его не только потому, что уже обзавелись друзьями. Он был немного «чудаковатым» по детским меркам: странно говорил, растягивая слова, ходил в мятой форме. Травля, на самом деле, началась с малого: не хотели сдавать свою тетрадь вместе с его тетрадью, громко проявляли сочувствие девочке, с которой его посадили за одну парту. Из таких малых, казалось бы, деталей сложилась самая настоящая травля. Однажды мальчики начали бить Лёву, и я даже не помню, честно говоря, за что.

Они повалили его на пол, пинали ногами, а он никак не сопротивлялся.

По-моему, тогда не было ни одного одноклассника, который не подошёл и не ударил его, а девочки просто стояли в стороне. После этого его побили ещё несколько раз, а презрение вдруг стало явным и нескрываемым. Самое удивительное, что наша классная руководительница никогда этого не замечала.

Например, когда чья-то мама на родительском собрании спросила, почему Леву обижают, она с удивлением заявила: «Его никто не обижает, ребята нормально с ним общаются».

Он учился с нами два года, а потом первого сентября учительница сказала, что он уехал в Новосибирск.

«Тупо избили учебником по голове»

Илона, 19 лет
Илона, 19 лет

– Когда я перешла в новую школу в 5 классе, мои новые одноклассники меня сразу же невзлюбили, не знаю почему. Я вела себя скромно, никого не трогала. Через некоторое время началась травля с их стороны: у меня украли спортивную форму. Начались издевки по поводу фигуры и лица, но апогеем было избиение. Тупо избили учебником по голове, наделали синяков на руках, позже выяснилось, что было легкое сотрясение мозга. Дело закончилось обращением в детскую комнату милиции. Потом вроде как все успокоилось, но на время. В 6-7 классе возобновилась травля издевками, обзываниями, подкладывание оскорбляющих записок в сумку и карманы. В 9-11 классах мы разделились на компании, и уже все успокоилось.

«Я не могла рассказать маме, что случилось, я задыхалась от слез»

Серафима, 18 лет
Серафима, 18 лет

– После 4-го класса я ушла из 57 школы. Вот почему.

Я была обычной ученицей, ничего особенного. У меня появилась лучшая подруга Лиза. Мы ночевали друг у друга, были тайные знаки, ну и остальное. В какой-то момент она начала дружить с другой девочкой, это не было проблемой, мы продолжали общаться. Но в какой-то день мы втроем остались после уроков в кабинете без присмотра взрослых. Лиза и эта девочка начали смеяться надо мной, шутки перерастали в жестокие и обидные оскорбления. Потом пришел одноклассник Гриша, они втроем довели меня до слез. Лиза начала бросаться едой, Гриша кидался карандашами, другими предметами. Я не ожидала, ведь я не давала повода. В Гришу я кинула пластиковым стаканчиком, у меня потекли слезы, и я побежала домой.

Дома уткнулась в подушку, было тяжело, я начала тихо рыдать, чтобы мама не заметила. У меня никогда не было такой истерики, было непонятно, почему они так поступили. Я не могла рассказать маме, что случилось, я задыхалась от слез. Мама мне недавно призналась, что в тот день она подумала, что меня изнасиловали. Я выглядела настолько плохо. Этот случай до сих пор вспоминаю с содроганием.

Только что я была нормальной, собирала в свой милый розовый рюкзачок учебники. В одну секунду я стала изгоем и отбросом, будто я что-то нарушила.

Решение перейти в другую школу было принято моментально. В этой школе всегда все конфликты старались замять.

В новой школе был одноклассник Ваня. В классе шестом мы стали над ним издеваться…

«Вано»

– Ему жутко не нравилось, когда его называли «Вано». Он начинал яростно кричать и бурно себя вести. Его реакция казалась смешной, но мы не чувствовали грани и момента, когда Ване действительно становилось от этого плохо. Мы были в равной степени виноваты, мы не считали нужным прекратить. Было уже принято над ним смеяться.

Он ушел из нашей школы, и все забыли о нем. В 11 классе Ваня вернулся в школу под конец года. Он покрасил волосы в розовый цвет. Мне было очень странно и неловко с ним говорить, вспоминалось, как мы издевались.

«Для другой части меня это было комплиментом»

Лиза, 18 лет
Лиза, 18 лет

– Я сменила три школы. Травля сменялась вместе со школами. Основной период пришелся на 7-9 классы.

В 8 классе была травля со стороны и учителей, и одноклассников. Ситуация очень глупо выглядит, потому что все началось с того, что я постриглась. Учительница английского восприняла это как личное оскорбление по какой-то причине. Плюс она не могла принять, что я учусь лучше, чем ее две любимые ученицы. Она начала регулярно отчитывать меня перед всем классом, какая я отвратительная и ничего не делаю. Запрещала садиться с моей лучшей подругой, постоянно отсаживала, ругала, вызывала родителей без всякой причины.

То же самое проделывала учительница математики. С ней другая история. Я носила браслет с черепами, одевалась в таком стиле. Она была очень религиозна и считала, что я вызываю дьявола. Орала и говорила, что я скатилась, ужасно учусь.

Любимым у учителей было говорить, что из меня ничего не выйдет, ничего не получится.

Тут было две причины: во-первых, я резко перестала вести себя как хорошая девочка, во-вторых, я дружила с девочкой, которая имела на всё свое мнение. В школе это не приветствовалось, и ее не любили, следовательно не любили и меня. Это была бесконечная тяжба. На всю жизнь запомню один случай. Когда я попала в больницу, учительница математики сказала моей бабушке: «Сколько она еще лежать там будет?! Выходить надо!»

С одноклассниками другая история. Я с детства не особо общительный человек. Меня невзлюбили. Очень хейтила мужская половина класса.

Так как я коротко постриглась, не давала себя лапать и носила рубашки, весь класс решил, что я лесбиянка. И для них это было поводом начать травлю.

Они выхватывали из моих рук телефон, оскорбляли на каждой перемене, толкали, пинали, пытались ударить книжками, в таких случаях я дралась в ответ. Вся ситуация тянулась до 9-го класса.

Меня не беспокоило, что меня не любят. Просто эта атмосфера… Стукачество, постоянные насмешки. Каждый день приходится постоянно обороняться, а не учиться. Несмотря на то что ситуация с травлей давила, для другой части меня это было в какой-то степени комплиментом: я их цепляю настолько, что им приходится проявлять агрессию. В итоге это докатилось до депрессии. Из депрессии я вышла, а школу в итоге сменила.

Родителям я все рассказывала в более мягкой форме, чтобы не волновать их. Объяснила, почему нужно сменить школу. В ситуации с учителями моя мама понимала, что если будет открыто с ними конфликтовать, то мне будет только хуже. С одноклассниками разбиралась самостоятельно.

Травля это не повод менять себя. Вы и то, чем вы являетесь, намного важнее мнения людей, которые не могут смириться с тем, что им не нравится в вас, и начинают агрессию.

После эпизода с травлей мой характер изменился. Морально я стала сильнее и спокойнее. Сейчас мне бы было плевать. У меня теперь блок на чужие эмоции и нападки.

В следующем материале детские психологи расскажут о причинах школьного буллинга, как правильно действовать родителям жертвы,  и что важно сказать ребенку, который в один миг стал изгоем. 

Опубликовано Рубрики ИсторииМетки

Школьный террор

Как одноклассники делают тебя изгоем

: 3 комментария

Добавить комментарий