28.04.2017
Истории

Легко ли быть поповичем?

Почему дети священников страдают от предвзятого отношения

Священник с детьми

Оказаться «белой вороной» в подростковой среде значит почти наверняка подвергнуться непониманию и нападкам. Детей священников сверстники часто провоцируют, обсуждают и осуждают их поступки, стараясь уязвить не такого как все, испытать его «праведность».

Что же делать, если ты «попович» – приспосабливаться или бороться за свои убеждения?

Вот несколько историй ребят, которые выросли в семьях священников.

«Все вокруг хотят, чтобы я не подавала виду, что вообще нахожусь рядом»

Фрося, 16 лет
Фрося, 16 лет

– У нас в классе ребята часто шутили по поводу религии, и порой это были грубые шутки не только про коррупцию в этой сфере, но и про самих священников. Меня это задевало, но я им ничего не отвечала, хотя очень хотелось. Я думала, если начну это обсуждать, пытаться что-то объяснить и доказать, то потом буду «врагом народа», что лучше промолчать, чем каждый раз поднимать бучу, а потом еще доказывать, что я не должна знать все молитвы и Псалтырь наизусть. Со временем я привыкла и приняла такое предвзятое отношение к себе как факт.

Однажды в начальной школе меня ударил мальчик, и я начала его дубасить в ответ. Ко мне подошли одноклассники и стали говорить, что раз я из семьи священника, у меня нет права так себя защищать. Сказали, что я должна заткнуться и помалкивать.

– Было ощущение, будто все вокруг хотят, чтобы я все время сидела где-нибудь в уголке, свернувшись комочком, и не подавала виду, что вообще нахожусь рядом.

«Люди приплетают религиозность моей семьи ко всему подряд»

Серафим, 19 лет
Серафим, 19 лет

– Часто люди просто приплетают религиозность и веру ко всему подряд. Например, моя бабушка, которая всегда строго соблюдает пост и каждое воскресенье ходит в церковь, однажды сказала мне, чтобы я не носил свою футболку с изображением Микки Мауса, потому что «это грех». Из уважения я не надеваю при ней эту майку, но, по-моему, понятно, что такой рисунок на футболке совсем никак не относится к религии.

Иногда из-за того что я сын священника меня не звали на какие-то тусовки, не звали поехать в клуб, выпить и так далее. Я бы, может быть, и так не поехал, вовсе не по религиозным соображениям, но было бы, конечно, лучше, если бы ребята и меня пригласили.

Пока никто вокруг не знает, что мой отец священник, я чувствую себя более раскрепощенно, мне более комфортно. Не надо думать, что я скажу что-то, что плохо выглядит с точки зрения православия.

– И чаще всего я ограничен в общении с именно с сильно религиозными людьми, чем со всеми остальными. У остальных ко мне меньше вопросов, и относятся они ко мне так же, как и к обычным людям.

«Директор школы сказала, что я от Церкви никуда не денусь»

Леша, 18 лет
Леша, 18 лет

– Я учился в православной гимназии, где была жесткая «принудиловка»: молебен по утрам, на службы по праздникам надо ходить с классом, необходимо было вести себя исключительно соответствуя нормам православия.

При такой системе было ощущение, что за меня уже все решили, не оставили мне выбора. Знакомясь с новым человеком, я чувствовал, что он думает: если я учусь в православной школе, я уже «одной ногой в монастыре». Почему, если мои родители выбрали для себя один путь, я обязательно должен выбрать такой же?

Однажды директор мне сказала посреди разговора: «От Церкви ты все равно никуда не денешься». Стало некомфортно и жутко, хотя я и не собирался от Церкви бежать.

– Когда малознакомый человек узнает, что я сын священника и учусь в православной школе, я вижу, как он сразу начинает думать, что я в свободное время только молюсь и слушаю радио «Вера», хотя я обычно выгляжу вполне жизнерадостно и не произвожу впечатление отшельника, который стоит целый день на коленях в келье и знает наизусть Псалтырь.

Как будто система всех подгоняет под этот образ.

В какой-то момент я решил для себя, что я не буду обсуждать тему веры и религии со всеми подряд, чтобы не тратить каждый раз время и силы на объяснение, как так получилось, что я не такой, как от меня ожидали.

«Два основных клейма – это скромность и бедность»

Марфа, 18 лет
Марфа, 18 лет

– Сколько себя помню, православие в глазах даже моих близких друзей ассоциировалось со скромностью, переходящей в слабость и робость, а также с бедностью, стремящейся к нищете. Это два основных и самых значительных клейма в моей жизни.

Я не склонна к особой «звездности», поэтому к моей скромности одноклассники нечасто придирались, но это способствовало появлению определенного штампа, и они уже связывали мой тихий характер не с какими-то личностными чертами, а именно с моей верой.

– Помню жесткую шутку из школьных времен: у меня не хватало на что-то денег, я просила кого-нибудь из одноклассников мне одолжить, а один мальчик показал на храм, который был напротив школы и сказал что-то вроде: «Давай, беги к храму, еще успеешь попросить там милостыню».

Еще у одноклассников был такой прикол, когда показываешь на бомжа и говоришь, что это чье-то будущее. Кто-то сказал, что такое ждет меня, если я буду соблюдать все заповеди. Всем эта шутка понравилась, и на долгое время это ко мне привязалось.

«Людям казалось, что я не могу существовать в нормальном обществе»

Варя, 22 года
Варя, 22 года

– В колледже, когда узнавали, что я из семьи священника, некоторых это очень  удивляло, они говорили: «Как, правда?!». Как будто им странно было видеть меня такую в обычной жизни. Им казалось, что я не могу находиться и существовать в нормальном обществе, что я могу жить только в изоляции в монастыре или в молельне.

Я работаю в театральной сфере, и тут тоже всегда поражаются, что мой папа священник, потому что раньше было принято противопоставлять театр религии, и этот стереотип сохранился.

Самое главное, что сейчас эта реакция – уже не что-то агрессивное, как бывало в школе или колледже. Там дети, может быть просто в силу возраста, были злее и любопытнее, однако я и до сих пор сталкиваюсь с удивлением, хотя уже к нему привыкла.

Что еще почитать

Вопрос по существу

Опубликовано Рубрики ИсторииМетки

Добавить комментарий