30.04.2017
Контекст

«Надеюсь, мое последнее слово не станет последним»

Блогеру Соколовскому грозит три с половиной года колонии за ловлю покемонов в храме

Что произошло?

Сторона обвинения потребовала приговорить видеоблогера Руслана Соколовского к трем с половиной годам колонии общего режима. С таким заявлением в ходе судебных прений в Екатеринбургском районом суде выступила прокурор Екатерина Калинина. В своей речи она также отметила, что блогер, обвиняемый в экстремизме и оскорблении чувств верующих, высказывает негативное отношение не только к церкви, но и к государству в целом. «Информация в ролике «Анус себе заблокируй, Роскомнадзор», показывает, как Соколовский относится к государству, президенту, гражданам. Выражение неуважения к государству недопустимо, а условный срок лишь породит ощущение безнаказанности», – сказала Калинина. Руслан Соколовский, в свою очередь, вины не признал. Окончательный приговор будет озвучен 11 мая в 11 часов.

За что судят Соколовского?

В начале августа 2016 года блогер снял пранк-видео о том, как он играет в популярную мобильную игру Pokemon Go в Храме-на-Крови в Екатеринбурге. Ролик, выложенный на Youtube-канале Соколовского, привлек внимание как СМИ, так и Министерства внутренних дел. Спустя несколько недель блогер был задержан по обвинению в оскорблении чувств верующих (ст.148 УК РФ) и возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ). Сначала Соколовский был помещен в СИЗО, однако защита обжаловала это решение, и его перевели под домашний арест.

В ходе следствия стало известно, что с мая 2013 года по сентябрь 2016 года Соколовский выложил на свой канал девять видеороликов, которые, по мнению экспертов, содержат признаки экстремизма и оскорбления чувств верующих. Кроме того, обыскав квартиру блогера, следствие обнаружило шариковую ручку со скрытой видеокамерой в корпусе. Эта находка привела к тому, что Соколовского, помимо прочего, обвинили в одном эпизоде по ст. 138 УК РФ (незаконный оборот специальных технических средств для негласного получения информации) – использовании скрытой видеокамеры.

На момент суда Соколовский обвинен в совершении 17 преступных эпизодов.

Какова реакция обвиняемого?

В ходе заседания 28 апреля Руслан Соколовский выступил с последним словом. Блогер признался, что он в шоке от запрошенного срока: «Я уже был в СИЗО и понимаю, что это всего лишь преддверие ада».

Соколовский также заявил, что по-прежнему считает себя атеистом, космополитом и либертарианцем без каких-либо религии и национальности. По словам видеоблогера, в СИЗО он познакомился со многими верующими и осознал, насколько ранимыми и чувствительными людьми они на самом деле являются. Несмотря на это мнение блогера о религии не изменилось. Некоторые из оскорбленных верующих угрожали Соколовскому изнасилованием. Причин подобной ненависти блогер не понимает.

«Я не экстремист. Может быть, я и идиот, но я ни в коем случае не экстремист. Как сказали сами эксперты, вина моя заключается не в том, что я отрицал Бога, а в том, что я отрицал Бога, используя мат. И я не понимаю, с каких пор мат считается экстремизмом», – сказал Соколовский, перед этим поблагодарив общественность за большую поддержку.

Также блогер признался, что осознает: если он выживет в колонии и выйдет через три с половиной года, то лишится всего, что есть у него сейчас: работы, учебы, девушки.

«Надеюсь, мое последнее слово не станет последним», – добавил Соколовский.

Зачем Соколовский вообще охотился в храме?

Летом 2016 года, когда скандальное видео Соколовского только начало набирать популярность в сети, многие зрители YouTube были уверены, что главная цель блогера – вызвать как можно больше «хайпа» (шумихи) вокруг своей персоны. В ответ на это Соколовский записал другой видео-ролик, в котором объяснил свою позицию: «Многие меня обвиняют в том, что я гонюсь за хайпом. Но, знаете ли, во-первых, все блогеры гонятся за хайпом, потому что это – работа блогера. А во-вторых, если бы я реально гнался за хайпом, я бы прямо сейчас снимал DIY (Аббревиатура расшифровывается как Do It Yourself — «сделай это своими руками». Соколовский говорит о популярных в сети видео-уроках хенд-мейда – прим.ред.), но никак не видео, из-за которых меня могут посадить. Это как раз-таки более сложный путь».Также блогер добавил, что ловля покемонов в храме – это, в первую очередь, знак протеста против закона об оскорблении чувств верующих: «Мы не должны жить в стране, где нас связывают по рукам и ногам из-за каких-то сектантов. Почему они приходят в школы и преподают какое-то «Слово Божие», а мы преподавать теорию эволюции в храмах не имеем права?».

Кроме того, Соколовский заверил своих зрителей, что оскорблять или унижать какого-либо он и не собирался: «Я хотел привлечь внимание к проблеме мракобесия, но не оскорблять каких-то конкретных людей. Я, в сущности, и не сделал ничего плохого –  прошел по храму с телефоном. Всё».

Как относятся к происходящему пользователи социальных сетей?

Без названия (3)

Без названия (4)

Без названия (5)

Без названия (6)

Леонид Волков, руководитель предвыборного штаба Алексея Навального, написал в Твиттере:

Без названия (8)

Сам Алексей Навальный, комментируя строгость приговора, написал следующее:

Без названия (7)

Спортивный журналист Василий Уткин и вовсе выдвинул собственную теорию, объясняющую падение популярности игры Pokemon Go:

Без названия (9)

Что такое «закон об оскорблении чувств верующих»?

Законы о богохульстве существуют во многих странах. Их основная задача – защищать граждан, принадлежащих к той или иной конфессии от притеснений. Отношение законодателей к оскорблению религии сильно варьируется: от приговора к смертной казни за оскорбление ислама (Афганистан, Саудовская Аравия) или продолжительного лишения свободы (Индонезия, Алжир, Индия) до полного отсутствия состава преступления (Европейский Союз, США).

В России до 2013 года оскорбление чувств верующих считалось всего лишь административным правонарушением. Под запрет попадало преднамеренное осквернение богослужебных книг и религиозных документов, а также ритуальных предметов особого почитания: знаков, эмблем, атрибутики и символики.

В начале июня 2013 года Государственная Дума приняла поправки об увеличении ответственности «за оскорбление чувств верующих». 29 июня закон, одобренный Советом Федерации, вступил в силу. Самой значимой переменой стало установление уголовной ответственности в виде лишения свободы за «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих». 

Комментарии эксперта специально для HIT.MEDIA:

Глеб Богуш

Глеб Богуш, кандидат юридических наук, доцент факультета права НИУ ВШЭ:

— Я считаю, что весь этот процесс – необоснованное использование уголовного права и нецелевое расходование ресурсов государства, необходимых для более важных и нужных целей. Например, борьбы с терроризмом.

Наказание Соколовскому, запрошенное представителем государственного обвинения, – это не только проявление необычайной жестокости, но и требование, не соответствующее закону. В соответствии с Уголовным кодексом (статья 60), наказание должно отражать общественную опасность преступления и личность виновного, учитывать влияние назначенного наказания на исправление виновного и условия жизни его семьи. Даже если согласиться с тем, что действия Соколовского содержат состав преступления, лишать свободы молодого человека за ненасильственное деяние – мера ничем не оправданная. Изоляция от общества – исключительное средство воздействия, тем более в отношении лица, ранее не судимого. Совершенно очевидно, что она находится за пределами возможных для суда разумных мер принуждения. Нельзя забывать и то, что запрошенный срок наказания Соколовскому превышает максимальный срок наказания за некоторые виды убийств (умышленного лишения жизни другого человека).

Хотелось бы мне напомнить прокурору, что положения Уголовного кодекса для него так же обязательны, как для суда и других государственных органов. Безусловно, далеко за пределами полномочий прокурора находятся прозвучавшие в прениях пожелания Соколовскому покинуть пределы государства, поскольку он, мол, негативно к нему относится. Негативное отношение к государству, не говоря уже об отдельных институтах, если это не проявляется в противозаконных действиях, не является предметом уголовно-правовой оценки. Свобода мнения и слова гарантируется Конституцией Российской Федерации и международным правом. Не прокурору решать, где и как должны проживать граждане Российской Федерации.

Применение лишения свободы в борьбе против свободного слова бесперспективно и вредно.

Блог в тюрьму не посадишь. В отличие от блогера, к сожалению.

Что еще почитать:

Posted on Categories КонтекстTags

Добавить комментарий