«Бэби-бокс – это альтернатива смерти!»

Интервью с участницей феминистского движения Анастасией Якубовской

Депутат Елена Мизулина в начале июня 2016 года внесла в Госдуму законопроект о запрете бэби-боксов. Автор законопроекта предлагает запретить «деятельность, направленную на организацию анонимного оставления детей» и наказывать юридические лица штрафом за установку боксов. Уже 27 сентября 2016 года, по заявлению агентства «Интерфакс», правительство России поддержало инициативу Мизулиной. Чтобы разобраться в плюсах и минусах бэби-боксов, я обратилась к яркой представительнице феминистского движения Анастасии Якубовской.

– Бэби-боксы – довольно спорное явление. Некоторые эксперты называют их позором общества, другие же говорят, что бэби-боксы – это альтернатива смерти. Какой точки зрения придерживаетесь вы и почему?

– Я придерживаюсь точки зрения, что это альтернатива смерти. Статистика показывает, что в год десятки младенцев находят мертвыми – женщины закалывают их, забивают молотком, душат, выкидывают в мусорки. В основном они делают это от паники, от страха того, что их будет осуждать общество, от чувства безысходности, потому что у них просто нет материальных средств для воспитания ребенка. Причин для детоубийства может быть много, а выходов из этой ситуации только два: положить младенца в бэби-бокс или отказаться от него в роддоме. Однако оставить малыша в роддоме очень сложно: требуется написать заявление, указать причину отказа, потом в течение полугода ждать решения суда. Это очень долгая и неприятная бумажная волокита, когда чуть ли не каждый день на каждом листе, который ты подписываешь, выделено, что именно ты отказалась от ребенка. И к такому способу никогда не прибегают женщины, страдающие наркотической зависимостью или алкоголизмом. Некоторые девушки решаются на убийство своего младенца, потому что боятся, что в роддоме им просто не дадут отказываться от малыша: начнут давить врачи и осуждать родственники. А бэби-боксы исключают такую ситуацию: никто не узнает, когда ты положила младенца в бокс, как он выглядит. Иначе говоря, никто не сможет повлиять на добровольное или вынужденное в силу обстоятельств решение женщины отказаться от ребенка.

– Справедливо ли утверждение, что бэби-боксы вынуждают женщин отказываться от своих детей?

– Конечно, нет. Лично я нигде не видела социальной рекламы наподобие «У тебя нет выхода? Положи ребенка в бэби-бокс!». Никаких акций, никакой пропаганды. Если женщина попала в такое затруднительное положение, то она сама найдет выход. Про бэби-боксы почти никто не знал, пока не разгорелся этот скандал. Многие забывают или даже не знают, что бэби-боксы – это не просто коробки, в которых можно оставить детей. Рядом с ними есть огромные стенды, на которых призывают звонить в телефоны доверия, рассказывают о возможностях вырастить ребенка, если не хватает средств. Как стенды с заголовками «Позвоните по телефону доверия», «Тут вам могут оказать помощь» могут провоцировать отказ от детей?

– Какие еще аргументы приводят противники бэби-боксов?

– Главный аргумент большинства общественных организаций, например, фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» – это отсутствие статистики, согласно которой смертность младенцев сокращается. Я встречала такую статистку, но спорить на этот счет – это как утверждать, что Земля не круглая, потому что ты этого не видел. Государственные деятели, такие как бывший детский омбудсмен Павел Астахов и Елена Мизулина, уверены, что бэби-боксы нарушают право ребенка узнать о своих родителях. Однако мне кажется, что, когда встает выбор между смертью и жизнью без знакомства со своими родителями – любой выберет жизнь. Также противники бэби-боксов считают, что женщина, отказывающаяся от ребенка, находится не в лучшей точке своей жизни. Возможно, она в депрессии или ей только кажется, что нет выхода – в таком состоянии она не может принимать взвешенные решения. Обдуманность решения можно оценить в каждом отдельном случае, но явно эти женщины не просто так решают убить своего ребенка. Если смотреть на эту тему с такой стороны, то проблема заключается не в бэби-боксах, а в социальном обеспечении в нашей стране.

– То есть проблему детоубийства можно решить улучшением социальных условий по всей стране?

– Да, но только средств на это нет. А все бэби-боксы установлены за счет личных средств, краудфандинга, благотворительности – это не государственная инициатива. Например, первый бэби-бокс установила руководительница благотворительного фонда «Колыбель надежды» Елена Котова. Она услышала истории про убийства младенцев своими матерями, находящимися чуть ли не на грани выживания, и начала собирать деньги. Нельзя сказать с 100-процентной уверенностью, что количество детоубийств снизилось, но за последние пять лет спасли несколько десятков младенцев. Как мне кажется, это уже маленькая победа.

– Что же тогда будет, если законопроект Мизулиной о запрете бэби-боксов все-таки примут? Как это отразится на нашем обществе?

– В целом на обществе это отразится несильно. Только увеличится количество случаев, когда ребенка будут оставлять на пороге больницы или детского садика. Это могут сделать и зимой, когда малыш может попросту замерзнуть. Когда детей будут выкидывать в мусорку – количество таких происшествий тоже увеличится. Ярким примером последствий на этот законопроект стала акция феминисток в Петербурге: они вышли на улицы в масках с лицом Мизулиной, писали на мусорных контейнерах «Это заменит бэби-боксы» или «В бэби-бокс нельзя – на помойку можно» и кидали туда игрушечных младенцев. И действительно будет так. Мы, конечно, не может сказать точно, но очевидно, что несколько десятков детей, которых бы могли спасти благодаря бэби-боксам, погибнут.