Перфекционизм или болезнь?

Что такое ОКР, и как его распознать

ОКР — или обсессивно-компульсивное расстройство — это одна из тех ментальных болезней, которые довольно трудно распознать. ОКР иногда незаметен просто потому, что это образ жизни. Не наступать на перегородки плитки, считать шаги, мыть руки несколько раз в день — вещи совершенно нормальные, но когда они выходят из-под контроля и мешают жить, стоит задуматься.

Некотролируемое наведение порядка - частый синдром при ОКР
Некотролируемое наведение порядка — частый синдром при ОКР

Обсессии и компульсии

ОКР — это психическое расстройство, которое состоит из обсессий и компульсий. Обсессии — это навязчивые неприятные мысли, от которых сложно избавиться и которые почти всегда сопровождают больного. Вызывают их могут любые мелкие события, например, прикосновение к «грязному» предмету, к ручкам в общественном транспорте и всему тому, что ассоциируется с большим количеством микробов. Однако обсессии не всегда связаны с чистотой — это могут быть навязчивые мысли сексуального характера или мысли о насилии. Обострения обсессий чаще всего происходят в местах большого скопления людей.

Чтобы избавиться от этих навязчивых мыслей, больные ОКР задействуют компульсии — это защитные действия, мелкие ритуалы, они помогают предотвратить или заглушить обсессии. Такие ритуалы — постоянно повторяющиеся действия, которые человек совершает, чтобы предотвратить какие-то маловероятные события. Навязчивые мысли и компульсии кажутся самому больному абсурдными и нерациональными, но сопротивляться им практически невозможно.

Мнение эксперта — психолога Стивена Филепсона, клинического директора Центра когнитивно-поведенческой психиатрии США:

«Мозг устроен так, что всегда предупреждает нас об опасностях, грозящих выживанию. Но у больных ОКР эта система мозга работает неправильно. В результате их часто захлестывает настоящее «цунами» неприятных переживаний и они не способны сосредоточиться ни на чем другом».

Иллюстрация ОКР с Pinterest
Иллюстрация ОКР с Pinterest

Самые распространенные симптомы таковы:

  • Частое мытье рук
  • Одержимость уборкой
  • Постоянная и навязчивая проверка действий
  • Необъяснимая потребность считать
  • Абсолютная организованность
  • Неконтролируемый страх неприятностей
  • Навязчивые мысли сексуального характера или мысли о насилии
  • Недовольство своей внешностью

Когда обратиться за помощью

Все симптомы в малых количествах может быть у каждого человека. Но как понять, что это именно компульсии и нездоровое поведение? Если вы не просто соблюдаете гигиену, а постоянно думаете о том, что можете заразиться, боитесь микробов, придаете мытью ритуальность (помыть тарелки пять раз, ополоснуть руки три раза) — то это тревожный знак.

Также стоит задуматься о том, что у вас возможно ОКР, при следующих наблюдениях:

  • Вы тратите несколько часов в день на уборку дома;
  • Вы несколько или даже несколько десятков раз проверяете, закрыта ли дверь и выключен ли утюг;
  • Вы не можете избавиться от постоянного счета в голове — считая ступеньки, шаги, движения зубной щетки и так далее;
  • Вы начинаете сильно нервничать и пугаться, если ваше пространство недостаточно организованно, не можете работать, пока все не будет идеально;
  • Вы часто избегаете рискованных ситуаций, например, не гуляете вечером из-за страха неприятностей;
  • Вы начинаете избегать людей, о которых у вас появляются непристойные или излишне жестокие мысли;
  • Вы часами стоите у зеркала, критикуя собственную внешность или какую-то ее часть.
Постоянное мытье рук - частый симптом ОКР
Постоянное мытье рук — частый симптом ОКР

Мы поговорили с Любой (имя изменено), студенткой МПГУ, и вот, что она говорит о жизни с ОКР:

«Проблема с ОКР в том, что оно подчиняет тебя, и фактически ты не контролируешь свою жизнь. В детстве я не могла есть бутерброды, если на них неровно намазано масло, а сейчас я могу это делать, но мне необходимо четное количество раз пережевывать еду и делать четное количество глотков.

Я не могу слушать музыку или смотреть фильм, если звук не на четном числе. Я просто не могу. У меня начинаются истерики, я не понимаю, как люди это делают. Я не могу не прочитывать сообщения в любых соцсетях, не могу не просматривать истории в инстаграме, для меня важно, чтобы все было чисто и чтобы все было на своих местах. И иногда я завидую людям, которые могут жить без этого, которые могут мыть руки разными способами, а не всегда определенным. Или когда они принимают душ, им не обязательно мыться в строго выверенной последовательности, или расчесываться, или краситься».

«Если плохо — терпи!»

Монолог художницы о депрессии, лечении у психиатра и стигме

Алиса Меньшикова — художница, студентка и феминистка. Она учится в Британской школе дизайна и делала совместный проект с Олегом Навальным. Алиса, как и многие, совершенно неожиданно столкнулась с депрессией и рассказала нам о своем опыте.

Алиса Меньшикова
Алиса Меньшикова

О ТОМ, КАК РАСПОЗНАТЬ ДЕПРЕССИЮ

– Сначала мне было месяц грустно и плохо: у меня не было сил, я периодически плакала, периодически просто сидела и смотрела в стену. Я начала искать, как и когда надо обратиться к специалисту, какие есть вообще признаки депрессии. На одном из сайтов я увидела, что если появляются суицидальные мысли, то стоит обратиться к терапевту. А у меня через какое-то время они начали появляться. И если тебе больше трех недель стабильно плохо и лучше не становится — то стоит обратиться.

Но я пошла только через полгода, потому что мне все время казалось, что мне недостаточно плохо. То есть плохо, но, наверное, у меня не депрессия, просто плохо.

О НЕУДАЧНОМ ОПЫТЕ ТЕРАПИИ

– До того как пойти к психиатру, я три месяца встречалась с психотерапевтом, но мне это не особо помогло, и она не заметила у меня депрессии. Я знала, что у нее не очень большой стаж, она не так давно этим занимается, что она учится сейчас и параллельно консультирует. Мне было сложно с доверием к ней. То есть некоторые вещи я, например, ей не могла сказать — у меня были суицидальные мысли, и я не говорила ей об этом. Еще я не совпала с ее подходом — она занималась гештальт психотерапией — мне как-то было оно не очень близко.

Я могла 10 минут мыть посуду, а потом полтора часа лежала кровати, потому что я очень сильно устала.
Я могла 10 минут мыть посуду, а потом полтора часа лежала кровати, потому что я очень сильно устала.

О ПЕРВОМ ПРИЕМЕ У ПСИХИАТРА

– Мне было важно, чтобы психиатром была женщина. Потому что мне и так было плохо, и я понимала, что с мужчиной-психиатром мне будет гораздо сложнее общаться. Я пришла туда, мне было очень страшно. Там было неудобное время с утра, и когда я ехала на метро, думала, выйти мне на этой станции или поехать дальше. Или вообще вернуться домой. В итоге я все же пришла, мне было страшно, и когда я рассказывала о своем состоянии, у меня дрожал голос, я очень нервничала. Психиатр задала несколько уточняющих вопросов, попросила пройти пару тестов, а потом сказала, что у меня астеническая депрессия.

О ДИАГНОЗЕ

– Это депрессия, при которой ты очень сильно устаешь от всего, что бы ты не делал. То есть у меня было такое: я могла 10 минут мыть посуду, а потом полтора часа лежала кровати, потому что я очень сильно устала и мне надо было отдохнуть. Я не могла ничего делать больше. То есть мне вообще все любые дела, которые обычно ты нормально делаешь, давались слишком тяжело.

ОБ АНТИДЕПРЕССАНТАХ

– Мне прописали антидепрессанты, я начала их принимать. Они обладают накопительным эффектом — начали работать только через две недели после начала приема, и мне стало получше.

У меня выровнялось настроение, появились силы не только на то, чтобы делать какие-то рутинные дела, но вообще существовать и жить дальше, заниматься какими-то делами сложнее, чем пропылесосить в комнате или сходить в магазин.

О ДРУЗЬЯХ И СТИГМЕ

– У меня есть несколько близких подруг, которые ходят к психотерапевту и разговаривают об этом. В районе пяти, наверное. Это довольно много. И с ними я могу обсуждать то, что я хожу на психотерапию или то, что я хожу к психиатру. Так как я за дестигматизацию ментальных заболеваний, я стараюсь чаще разговаривать об этом с людьми. Иногда бывает, что даже те друзья, которые «в теме», странно реагируют. Одна моя подруга заявила, что ей не нравится мода на психические заболевания. Другая подруга заявила, что меня посадят на таблетки и я не смогу с них слезть. В принципе, как тема для разговора — это нормально, но все равно надо выбрать момент для этого. Было и такое: «у меня депрессия» — «у меня тоже!». Это мило. Ты как-то чувствуешь к человеку эмпатию сразу, ты знаешь, что он знает и понимает тебя.

Было и такое: “у меня депрессия” - “у меня тоже!”. Это мило.
Было и такое: “у меня депрессия” — “у меня тоже!”. Это мило.

Иногда бывает, что даже те друзья, которые «в теме», странно реагируют. Одна моя подруга заявила, что ей не нравится мода на психические заболевания. Другая подруга заявила, что меня посадят на таблетки и я не смогу с них слезть.

О РОССИИ

– В России тяжелее жить с депрессией в том плане, что, если ты пошел к психиатру — ты ненормальный. Хотя депрессия вроде сама по себе не кажется таким страшным и странным заболеванием. Еще мешает общая культура: мол, здесь всем плохо – мы живем в России.

«Если плохо — терпи. Что ты, не мужик? Ты же не тряпка, все так живут, и ты живи». Вот это как культурная среда отрицательно влияет на людей, у которых появляется депрессия.

О БУДУЩЕМ

– Мне кажется, нам нужно больше образовательной информации, чтобы люди понимали, какие есть ментальные заболевания, какие симптомы, с чем ты можешь обратиться к какому врачу, что вообще с этим делают. Сейчас, например, Wonderzine и The Village этим занимаются, распространяют информацию. На ТВ в теории было бы классно, если бы рассказывали о том, что это норма.