Придумать новых богов или стать ими

Александр Снегирев о современной литературе и бумажной книге, которая никуда не денется

Постмодернизм 70-х годов, где «вечные ценности» сменялись хаосом, верх становился дном, и сложно было отличить «хорошее» от «дурного», где технологии стирали границы и время, идеологии распадались, а люди пытались окольными путями понять мир и ответить на вопрос, как в нем жить – такая культура, по мнению некоторых современных критиков, постепенно уступает место реализму.

Так же думает русский писатель, лауреат нескольких литературных премий Александр Снегирев:  «Период стремительных перемен, как мне кажется, подходит к концу. Происходит «устаканивание» новой реальности, которую мы и формируем». Эту мысль в числе прочих Снегирев высказал на встрече с  читателями в Московском Доме книги 30 марта. «Пират современной литературы»; пишущий не «бездумную беллетристику», но о «любви и боли», ибо без этого, по мнению писателя, рухнет мир; автор, которого не волнует дидактика и композиционный строй книги; работающий поверх «чернухи, самолюбования и попсы»; чьих героев иронически сравнивают с Россией – Александр Снегирев убежден: будущее у литературы есть.

Вперед к прошлому?

«У нас принято уважать литературу»

АЛЕКСАНДР ЦЫПКИН, начинающий писатель:

– Я не верю в литературу. Мое мнение: все умерло.  Смотрю тиражи книжек лауреатов крупнейших премий и вижу там 5 тысяч каких-то экземпляров, 10 тысяч, 50. А потом мы смотрим ролик, где Данила Козловский читает мой рассказ, и видим 3 миллиона просмотров. Литература вообще жива?

АЛЕКСАНДР СНЕГИРЕВ:

– Мы на кладбище. На центральном московском кладбище. Делаем то, что нам нравится. У нас все же принято уважать литературу, печатное слово. Как себя реализовать в стране, где всегда существовала  жесткая цензура? В литературе. Тебе не нужна команда, ты сам доводишь свое мастерство до бесконечного результата и не зависишь от дохода. Нельзя получить из СМИ те ответы, которые вы получаете в книгах.

 «Завтрашний день принадлежит как раз старой доброй литературе»

АЛЕКСАНДР ЦЫПКИН:

– А смысл?

АЛЕКСАНДР СНЕГИРЕВ:

– Сериалы, как и кино – сегодняшний день. А вот завтрашний, возможно, принадлежит как раз старой доброй литературе. Уже год мы собираем зал Гоголь-центра. За эти же деньги люди могут купить здесь 10 книжек и спокойно читать дома. Но они выбирают общение с писателем напрямую. Метод подачи у нас стал «менестрельный», «трубадурный», с гуслями. Мы вдруг начали транслировать такую подлинность.

«Понять оппонента и понять себя, понять врага. На этом вся серьезная литература по-крупному и построена. Если писатель для себя раскладывает, что этот персонаж хороший, а этот – плохой, никогда не получится хорошей книги. Там все хорошие, и все вроде бы плохие».

Книга побеждает интернет?

«Любой автор из интернета мечтает о бумажной книге»

АЛЕКСАНДР ЦЫПКИН:

– С интернетом между писателем и читателем исчезают такие  барьеры, как критики, издатели, книжные магазины.  Нет цензоров. Никто тебя, как несчастного Довлатова, не заставляет сокращать рассказы, и возникает ситуация, когда писателем может стать любой…

АЛЕКСАНДР СНЕГИРЕВ:

– Это не так. Когда появился интернет, появились сайты Проза.ру, Стихи.ру с огромной посещаемостью, все сказали: кончилась литература. Так вот, ничего не изменилось. Вы можете что угодно публиковать на Проза.ру, но, что удивительно, о вас никто не узнает. Интернет никак не влияет на книжный мир, как митинги на Пушкинской площади мало влияют на состояние в стране. Соцсети стали оружием, которое вернуло паритет. Была некая узурпация (интеллектуалы в хорошем или плохом смысле захватили посты критиков), а потом вдруг из-под них уехала почва. И возник парадокс:  любой автор из интернета мечтает о бумажной книге. Бумага «легитимизирует» литературу. Есть книга – ты писатель. Нет книги – ты стендапер, балагур, говорун. Пока существует человеческое тщеславие, никуда бумажная книга не денется.

Издержки профессии?

«Писателю полезно заниматься чем-то, не связанным с литературой»

АЛЕКСАНДР ЦЫПКИН:

– Писатель получает плюс-минус 10 процентов отпускной стоимости книги (в два раза ниже магазинной, обычно). На эти деньги ты не только семью содержать не можешь, но и себя толком. Живущих на литературную зарплату единицы. Что с этим делать?

АЛЕКСАНДР СНЕГИРЕВ:

– Это данность. Мне кажется, что писателю полезно заниматься чем-то, не связанным абсолютно с литературой, чтобы не превратиться в моль, сидящую между бумажными страницами и поедающую их. Все, кто целиком погружен только в текст, так или иначе начинают сползать куда-то в сторону. Это не позерство, что Толстой ходил с косой по полю босиком. Я подозреваю, что это была нужда в постоянной подпитке реальностью. Писатель должен жить «настоящей» жизнью.

«В России у нас происходит пресловутый вечный поиск идей и не случайно: старые боги отмерли, а новые боги пока не родились. Но мы, в том числе и писатели, – те, кто не просто придумает новых богов, но возможно, ими и станет».

Специально для ХИТ-Медиа

Пират русской литературы?

«Я пишу то, что мне нравится самому»

ЕКАТЕРИНА БУЛГАКОВА:

– Ваш роман «Вера» многие считают жестоким, но премию «Русский Букер» за роман дают вам. Почему? 

АЛЕКСАНДР СНЕГИРЕВ:

– Это не та книга, которую вы прочитаете и отдохнете. Эта книга будет вас тревожить и отчасти лишит вас покоя. Конечно, люди хотят отдохнуть с книжкой, но такие книжки мне писать не удается – я люблю отдыхать иначе.

 «В процессе работы ты должен быть абсолютным панком»

ЕКАТЕРИНА БУЛГАКОВА:

– Однажды вы сказали, что хотели бы, как Петр I, забыть предшествующую литературу и писать свое – а то «давит». Что вы имели в виду?

АЛЕКСАНДР СНЕГИРЕВ:

– Когда мы слишком много смотрим назад, в прошлое, то, грубо говоря, каменеем. Есть библейская история про жену Лота. Бог Лоту сказал: город я уничтожу, уходи, но ни в коем случае не оборачивайся. Лот оборачиваться не стал, а его жена обернулась и превратилась в соляной столб. Классиков нельзя уничтожить – ни память, ни их произведения. Но в процессе работы ты должен быть абсолютным панком. Должен всех ниспровергать. И дело даже не в борьбе с титанами, а в том, что нужно, будучи знакомым с их опытом, абсолютно его отвергать. Такой парадокс.

Кто такой Александр Снегирев?
  • Родился в 1980 году, в Москве
  • По паспорту Алексей Владимирович Кондрашев
  • Появился на литературной арене в 2006 году
  • Окончил Российский Университет дружбы народов с красным дипломом, магистр политологии
  • Его работы печатались в журналах «Знамя», «Октябрь», «Новый мир»
  • Среди его книг – романы «Как мы бомбили Америку», «Нефтяная Венера», «Тщеславие», «Вера», «Как же ее звали?»
  • Лауреат премий «Дебют» (2005), «Венец» (2007), «Эврика» (2008), «Звездный билет», посвященной памяти В.П. Аксенова (2014) и «Русский Букер» (2015) за роман «Вера»

 

 

«Ролевая — это маленькая жизнь»

Что такое ролевые игры, кто в них играет и почему

Ролевые игры окружены дурацкими стереотипами: это для детей и это про постель. Ни то, ни другое на самом деле не верно, хотя найти в них можно все — от детства и до эротики.

Весь мир — театр

Ролевые игры живого действия похожи на огромный спектакль. Участники придумывают себе героя, шьют или покупают костюм и вместе с другими игроками разыгрывают сценарий. Игры бывают кабинетные (на 10-15 человек), павильонные (40-100) и полигонные (500-2000, проходят обычно на открытом пространстве).

Сорок арбалетчиков — мнимая команда, которую обещают вывезти на полигон, чтобы порвать всех.

Из лексикона ролевиков

Мария Лялина, представительница ролевого движения
Мария Лялина, представительница ролевого движения

«Про ролевые мне рассказала подруга, которая собиралась поступать в МГУ. Там базируется один из клубов, «Золотые леса». Я долго оставалась в стороне — училась как проклятая. В итоге познакомилась на работе с девочкой из той же тусовки. Мы поехали с ней на игру «Умереть в Иерусалиме». Было очень атмосферно — там тебе и намаз пять раз в день, и строгие законы. Играла подавальщицу в кальянной, и событий было море. Особенно запомнился грандиозный штурм Иерусалима.

Больше всего популярен жанр фэнтези, потому что всякому охота побыть эльфом или упырем. Как в песне: «В жизни я работник склада, ну а там — халиф Багдада. Это хобби, а не жизнь».

Когда едешь впервые, не стоит бояться трудностей: другие игроки всегда готовы накормить, напоить и найти зарядку для мобильного телефона. Рядом дежурят полиция и скорая, на случай, если в сцене боя подведет непрочный доспех. Большие игры в подмосковных лесах доступнее, чем кажется. Костюмам достаточно внешне соответствовать нужной эпохе или вселенной, методички XVI века оставьте реконструкторам. Не стоит ехать алкотуристом или если вам неуютно среди людей в странных одеждах, ведь в ролевых очень важно проникнуться происходящим».

Ковыряло, ковырялка — большой, некрасиво сделанный меч.

Из лексикона ролевиков

Для тех, кого пугают большие масштабы, существуют проекты поменьше —например, Ролевой клуб НИУ ВШЭ.

Кабинетка, кабинетная игра — ролевая игра живого действия, проходящая в небольшом помещении. Это может быть, например, кабинет университета.

Из лексикона ролевиков

Максим Скоморохов, один из мастеров Ролевого клуба ВШЭ, психолог
Максим Скоморохов, один из мастеров Ролевого клуба ВШЭ, психолог

«Моя мама работала школьным учителем, и она применяла ролевые игры в своей практике. Первые вещи, близкие к тому, что есть в клубе, дала мне она. Я попробовал, и мне понравилось. Потом уже в Вышке я нашел единомышленников, и мы решили создать клуб.

В среднем клуб посещает около 30 человек. Для клуба ролевых игр — хорошая цифра. К нам приходит много взрослых людей, в том числе и не из Вышки. Игра — это история. Чем старше человек, тем больше он прожил, и тем более интересную историю он может рассказать. Создание персонажа, который не похож на тебя, — это еще и самый верный способ самодиагностики.

Ролевой клуб, в отличие от игр на тысячу человек, — это «буржуазный» вариант, где все роли заранее прописаны: достаточно прийти и без всяких затрат присоединиться».

Кросспол — изображение игроком персонажа другого пола.

Из лексикона ролевиков

Летопись нашей истории

Текстовые ролевые игры могут проходить на форумах или в сообществах в социальных сетях. Они могут быть групповые или индивидуальные (один на один), могут отыгрываться постами (абзац текста с определенным количеством строк) или строчками (несколько предложений). Больше всего они похожи на совместное написание книги, где каждый игрок по очереди рассказывает о событиях, которые происходят с его персонажем.

У каждой игры есть свои правила, но общим остается одно: не любят Мэри Сью, безграмотность и плагиат.

Катарсис — яркие и глубокие эмоциональные переживания игрока, вызванные получением субъективно нового опыта от игровых действий/событий, также любой пик эмоций во время игры.

Из лексикона ролевиков

Анастасия Чудакова, ролевик
Анастасия Чудакова, ролевик

«Ролевая — это маленькая жизнь. Со своей Санта-Барбарой. Я черпаю вдохновение на игру из всего: к примеру, слышу новую песню, и в голове уже рождаются идеи для новых игр. Для меня ролевая стала частью жизни. Если я вдруг по каким-то причинам долго не пишу, мою голову переполняют всевозможные мысли и фантазии, которые требуют реализации. Для меня это уже чуть больше, чем хобби. Какая-то потребность. Бывают игры, от которых аж сердце щемит или становится так хорошо. Даже спустя время перечитываешь и готов разрыдаться, или улыбаешься как идиот. Наверное, поэтому и играю».

Йоланди, ролевик

«Иногда даже разбиваются сердца, когда один игрок неожиданно бросает другого. Словом, это затягивает».

Вей, ролевик

«Я понял, что больше не смогу без этого жить. Без историй, без людей… Без такого формата общения, без стихов и сложных расчетов, умудряющихся уживаться вместе».

Мистерия — сценарное игровое действие, проводимое с целью вызвать у игрока катарсис.

Из лексикона ролевиков

Профессия: ролевик

Создатели [Re]quest Games сделали любимое хобби любимой работой, объединив популярные квесты с ролевыми играми. В отличие от обычного квеста, в ролевом квесте игроки не просто движутся к общей цели, а разыгрывают персонажей со своей судьбой и задачами.

Обезьяний аргумент — действия стороны, проигрывающей в споре и пытающейся перевести противостояние на более примитивный (в эволюционном смысле) уровень физического противоборства.

Из лексикона ролевиков

Лина Хазова, арт-директор [Re]quest Games
Лина Хазова, арт-директор [Re]quest Games
«Первые квесты мы проводили для студенческой театральной студии, в которой я играла. Проба пера удалась, и вскоре нас пригласили провести квест в антикафе. После этого мы начали ставить игры для всех желающих на постоянной основе уже за деньги. Сейчас мы делаем профессиональные квесты с реквизитом, масштабным сценарием и мастерскими персонажами.

Мы стараемся сделать каждую игру непохожей на другие, экспериментируем с новыми механиками, образами персонажей и оформлением квеста. Для меня это в первую очередь яркий творческий процесс, а не рабочая рутина».

Мастерский персонаж — персонаж, имеющий чёткие, жёсткие указания от организатора игры, не имеющий (или почти не имеющий) свободы выбора цели, средств, способа реализации и поведения, вводимый в игру для каких-нибудь специальных задач. Может быть постоянным и временным.

Из лексикона ролевиков

Что еще посмотреть

  • Проект «Полдень», который помогает сиротам и трудным подросткам социально адаптироваться через ролевые игры
  • Словарик ролевика

Вышли дети погулять

Почему «молодеют» участники массовых движений

В воскресенье 26 марта в более чем 70 городах России прошли митинги в поддержку расследования Фонда борьбы с коррупцией о «тайной империи» Дмитрия Медведева. Значительную часть участников акций составили учащиеся старших классов и молодые люди до 25 лет. Корреспондент Hit.Media побеседовал с социологом Юлией Скоковой о том, как меняется возраст протестующих в России, и почему молодое поколение всё активнее принимает участие в протестах.

От диссидентов «старой закалки» к школьникам

Школьницы на митинге в Москве
Школьницы на митинге в Москве

– Действительно стоит признать, что изменения в социальном портрете протестующих стали весьма заметными. Например, в 2010 году в Москве на митинги в защиту 31 статьи Конституции о свободе собраний выходили преимущественно диссиденты «старой закалки».  А на протестных акциях «за чистые выборы» 2011–2013 годов мы наблюдали совершенно новый портрет протестующих – городской «креативный класс», который впервые получил опыт защиты не своих частных интересов, а интересов общегражданских и политических. Но на протяжении последних 5–6 лет очевидных изменений мы или не наблюдали, или просто не смогли зафиксировать. Это часто бывает в изучении общественных движений, которые мобилизуются спонтанно.

За последние годы протесты, как и связанное с ними движение наблюдателей на выборах, медленно демобилизовались. Кто-то вовсе покинул эту среду, разочаровавшись в гражданских коллективных действиях, кто-то перешел в ту сферу активности, где изменения более вероятны и их можно быстрее ощутить, например, в сферу благотворительности или городского локального активизма. Новые изменения в портрете мы увидели 26 марта: он значительно помолодел. В акциях по всей России принимали активное участие учащиеся старших классов и студенты. Эти изменения неслучайны.

«Многим из тех, кто был на Болотной, новые активисты кажутся совсем детьми»

– Ещё рано говорить о какой-то конкретной доле протестующих в возрасте 15–20 лет, тем не менее тенденция налицо. Пока исследователи продолжали рефлексировать над случившимся в 2011–12 годах, успело вырасти новое «поколение  или, как его ещё называют, «i-поколение», ориентировочно это молодые люди, родившиеся в конце 90-х – начале 2000-х.

Многим из тех, кто был на Болотной, эти люди кажутся совсем детьми. Но время идет быстро, и сегодня именно они начинают формировать новую повестку социальных, экономических и политических запросов. Молодежь, студенты всегда и везде были основной движущей силой протестных движений. Опыт Франции, США, Китая и других стран нам об этом напоминает. Это понятно, ведь каждое новое поколение по-новому понимает социальный порядок и желает перестроить старый под свои новые нужды и интересы. Движение вперед, изменения – это естественный процесс истории.

Социологам пора в школу

– Что касается новых лиц в российском протестном движении, то следует признать, что для поиска причин, почему новое поколение стало активным участником протестных акций, что именно их мобилизовало, насколько эти причины отличны от тех, что были в 11-12 году, и насколько протестные настроения распространены и устойчивы, следует проводить отдельные исследования. Конечно, тематика протестных настроений среди учеников старшей школы является весьма сенситивной и существует множество барьеров для проведения такого рода исследований — со стороны школы и родителей в первую очередь. Тем не менее, их проводить необходимо. Сегодня мы можем строить только гипотезы. Их несколько, и они во многом основаны на результатах недавнего уникального исследования Сбербанка о поколении Z.

гипотеза#1: видеоблоги заменили телевизор
Школьники выкрасили руки в зеленый цвет, солидаризируясь с Навальным, которому залили лицо зеленкой
Школьники выкрасили руки в зеленый цвет, солидаризируясь с Навальным, которому залили лицо зеленкой

– Старые медиа (преимущественно ТВ) полностью вытеснены новыми. Новое поколение практически не смотрит телевизор, зато почти все смотрят видеоблоги. Так или иначе, контент каждый формирует для себя сам. Основными критериями, судя по результатам исследования, являются краткость и наглядность информации. Именно это выгодно отличает политика Алексея Навального от политиков старого типа, ориентированных на ТВ-аудиторию «кому за …».  В своем видеоблоге он использует неформальный и креативный метод донесения политического контента. Среди тех, кто интересуется политикой и оппозиционной повесткой, его блог и раньше был популярен. Представители же поколения Z зашли в протест благодаря необычной подаче важного, с их точки зрения, контента о коррупции.

гипотеза#2: родители относятся к детям как к равным

– Родители большинства представителей поколения Z проходили период взросления в современной России, в тех самых «свободных 90-х». Как показывает исследование Сбербанка, современные родители выстраивают с детьми партнерские отношения, основанные на диалоге. Можно сказать, что это первое поколение детей, которое массово «дружит» со своими родителями, а не «боится» их. Открытый социально-психологический фон внутри семьи не может не сказываться на понимании важности диалога и на уровне общества в целом. Это приводит нас к третьей гипотезе.

гипотеза#3: индивидуальность ищет себя

– Поколение Z имеет выраженные ценности самореализации и самосовершенствования. Подростки и молодежь ценят себя, свое право на исключительность, при этом признавая индивидуальные и групповые различия нормальными. Вероятно, для них участие в митинге является не только политическим действием в чистом виде, а обосновывается в высокой степени желанием получить новый опыт, новые впечатления от участия в коллективных действиях.

Можно привести и другие гипотезы о том, что поколение Z с детства слышало слова о правах, свободе, выборах, демократии, но повзрослев, они столкнулись с нам уже привычным разрывом между дискурсом и реальными действиями государства. Это вызывает вопросы, на которые ни школа, ни официальные СМИ, ни зачастую родители не дают честного и искреннего ответа, в отличие от интернета.

Досье

Юлия СкоковаЮлия Скокова, сотрудник лаборатории политических исследований НИУ ВШЭ
Закончила аспирантуру Высшей школы экономики в 2015 году по специальности «Социальная структура и процессы». Во время работы в научно-исследовательском институте занималась проблемами гражданского общества и некоммерческого сектора. Одно из главных направлений деятельности – изучение движения наблюдателей на выборах в России.

Что еще почитать?

«Мы в полицию написали, а та ничего не сделала»

Основатель движения «Альтернатива» — о современном рабстве

Олег Мельников, лидер "Альтернативы"
Олег Мельников, лидер «Альтернативы»

В России 7 тысяч человек ежегодно попадают в трудовое или сексуальное рабство. Движение «Альтернатива» — едва ли не единственная в России организация, которая занимается спасением людей от рук фальшивых работодателей. Ее основатель, Олег Мельников, признается, что и сам когда-то считал рабство анахронизмом.

Без плана

Движение «Альтернатива» возникло в 2012 году и существует с тех пор на добровольные пожертвования. Олег Мельников никогда не ставил своей целью освобождать людей из рабства — начинал как политический активист, организовывал «Антиселигер» Все решил случай: знакомая попросила Олега помочь родственнику в Дагестане. Тогда казалось, что это будет только одна поездка. Сейчас же «Альтернатива» — единственное, чем занимается Олег.

«Освободили мы тогда пять человек, привезли в Москву кучу отснятого материала, разослали всем журналистам, но никому это не было интересно. Известность мы получили после гольяновского случая (печально известный магазин «Продукты» в Гольянове, где в течение нескольких лет держат в рабстве сотрудников), тогда СМИ начали воспринимать нас всерьез».

Простая схема

Обычно спасение людей происходит по такому алгоритму: пришли-увидели-забрали. Сотрудники «Альтернативы» стараются действовать тихо. Волонтеры всегда готовы к столкновениям — идти по безопасному пути иногда не получается.

«Полицию пытаемся привлекать, но по существующей статье УК РФ «Торговля людьми» возбуждается крайне мало дел, а до тюрьмы доводятся единицы. Статья сырая и не видоизменялась с 2003 года. Неясно, кого считать рабами. Полицейские спрашивают: «Тебя приковывали?». Откуда у них такое представление? Рабов никогда не приковывали цепями, они бы не смогли работать».

По словам Олега, полиция СНГ плохо ищет людей, за исключением белорусской. Там каждая пропажа — это ЧП. Однажды высшие чины белорусской полиции связались с «Альтернативой», не надеясь на своих коллег из России.

Статистика по пропавшим без вести на территории РФ
Статистика по пропавшим без вести на территории РФ.

Спасенные

Со спасенными людьми сотрудники «Альтернативы» контактируют редко: для маленького штата их слишком много. Обычно жертвы охотно соглашаются на помощь, но бывают исключения.

«Был удивительный случай с девушкой из Ганы. Пришли ее забирать, а она не хочет идти. Кое-как выяснили, что она боится магии вуду. У нее забрали клок волос, и она решила, что убьют ее и семью, если она уйдет. В итоге один из наших волонтеров купил в детском магазине бубен, постучал в него и сказал: «Магия вуду снята». Нам смешно, а для нее реальная проблема».

«Срочно нужна работа»

В рабство попадают через вербовщиков, фальшивые объявления на улице и в интернете. Многие ищут способы заработать в кризис. Берут билет до Москвы на все деньги в надежде, что найдут подработку, а искать начинают прямо на вокзале. К ним подходят, предлагают работу, например, в Подмосковье, после зовут отметить. Просыпаются люди потом где угодно: в Калуге, в Дагестане. В сексуальное рабство завлекают через кастинговые агентства. В основном девушек находят в Турции, на Кипре, в Израиле, в Греции.

Признаки фальшивого объявления

  • Объявления по типу «известнейшее агентство приглашает…».
  • Сомнительный адрес электронной почты без сайта фирмы.
  • Большая зарплата за вид деятельности, не требующий особых навыков.
  • Сокрытие данных о месте работы, виде деятельности, размере зарплаты.

«Работа!! Подработка! От 20 до 70 лет! От 30 000 руб!»

Чужие среди своих

«Обычно другим людям плевать. Например, история с магазином в Гольянове. С местными общались, они говорят: «Ну и что, подумаешь, зато там хлеб вкусный». Что там избивают и насилуют — все подтверждают, что за помощью обращались — тоже. «Мы в полицию написали, а та ничего не сделала» — отвечают очевидцы».

Власти не идут на сотрудничество с волонтерами. Большинство посольств не хотят вмешиваться, пытаются обезопасить себя, фактически обрекая человека на скитания. На «Альтернативу» сейчас завели уголовное дело. В их шелтере жили четыре освобожденных человека из СНГ. Сотрудники  полиции обвинили волонтеров в пособничестве незаконным мигрантам. Попытки объясниться ни к чему не привели.

Рука помощи

Самое трудное — отыскать волонтеров на не самую привлекательную работу. Иногда задачи для желающих помогать находятся спустя полгода, когда многие перегорают. В постоянном штате «Альтернативы» от семи до пятнадцати человек. 90% дел — рутина, за которую не платят, а многим жертвам невозможно помочь. За день пропадает людей больше, чем находится за год, даже с помощью фонда «Милосердие» и организации «Лиза Алерт».

«Спустя столько времени перестаешь воспринимать трагедии. Сообщения не вызывают эмоций. Это не цинизм, просто когда видишь слезы каждый день, то не проникаешься».

Как помочь

Попрошайка на улице
Очень часто попрошайки на улицах — люди, которых держат в рабстве.
  1. Не давайте денег.
  2. Предложите еду или воду.
  3. Спросите, нужна ли помощь.
  4. Получив стандартный ответ, задавайте необычные вопросы: откуда приехали, где работали, кем учились.
  5. Предложите позвонить родственникам.
  6. Когда человек начнет рассказывать о себе, предложите помощь. Скажите, что помощь приедет прямо сейчас.
  7. Позвоните на горячую линию «Альтернативы» по телефону +7 965 345 51 61.

Что еще посмотреть

«Это не дети не читают, это родители не читают»

Как заинтересовать классикой поколение сериальщиков?

Мария Живова — учитель русского языка и литературы в гимназии небольшого подмосковного города Павловский Посад. В этом году она выиграла местный конкурс «Лучший учитель года», несмотря на свой небольшой педагогический стаж. Ее ученики побеждают на конкурсах чтецов и районных олимпиадах по литературе, создают небольшие театральные постановки и с интересом обращаются к классике.

  — Как вы добиваетесь того, чтобы весь класс работал на уроке?

— Необходимо создать атмосферу всеобщего обсуждения, чтобы были вовлечены все, даже если они не читали текст. Есть определенные приемы, которые заставляют людей возмущаться. Проблемный вопрос в произведении — один из них. К примеру, тема отцов и детей очень волнует, даже когда на уроках ее поднимаешь, уже и о произведении забываешь, только в конце возвращаешься и подводишь черту. Как только интерес подпитан, возможно, ребенок дома и откроет книгу. В пятых классах я детей подвожу к мысли о том, что литература — это отдых, это возможность выразить свои мысли и пофантазировать.

— А нет ощущения, что программа по литературе закостенела? Одно и то же из года в год?

— Любой урок можно по-разному провести: в проектной форме, тестовый, урок-дискуссия, групповая работа. Я пытаюсь открывать для себя и учеников что-то новое. На очереди Татьяна Толстая, недавно также познакомилась с Захаром Прилепиным, современный и хороший писатель. Прочитали его рассказ «Жилка», написан интересным языком. У нас есть литература даже в нашем маленьком Павловском Посаде: Олег Чухонцев и примерно 15 писателей, творчество которых используется для конкурса чтецов.

 — А вам не обидно, когда вы видите класс, где заинтересованы в учебе лишь несколько человек?

— Нет. Сейчас в 10 класс переходят люди, не знающие, чего хотят, сложно их расшевелить. Поэтому даже когда ученики приносят бумажную книгу, это уже результат. Нужно показать, что книга — это не то, что было 200 лет назад, она живет с нами, доходит до нас. Сейчас так не ждут новую главу в газете или журнале. Сейчас ждут новую серию сериала. Да и раньше круг читающих был небольшим, узким. Во времена Маяковского не было активного читательского интереса, был интерес к эпатажу, стиху, призыву, агитации. Общество никогда не имело большого процента читающих.

— Однако что же делать с детьми, которые отказываются читать?

— Это не дети не читают, а родители не читают. В этом проблема.У меня не читали родители, но рядом было окружение. Понимаете, прочитать «Мастера и Маргариту» — это не прочитать параграф, нужна фантазия и образы. Если изначально у ребенка своровали мир образного мышления, не дали этот мир, о чем и пишет Экзюпери в  «Маленьком принце», то человек сможет вернуть его, если захочет, только в  сознательном возрасте. Толстой говорил о важности воспитания в семье, это действительно очень важно. Не надо винить государство, общество, начни с себя. Сейчас мы набираем культурную силу, не было такого в 90-х. Мы учимся заново читать. И эти возгласы: «Вот люди не читают!», так почему же не кричат: «Вот не разбираются в химии и биологии!». Я понимаю, что литература — это нравственность, но морально-нравственные устои можно подпитывать и через бытовые моменты, в разговоре с семьей и друзьями. Читающий всегда найдется.