The Gunshine State: массовое убийство во флоридской школе

О готовящемся теракте стрелок проболтался в соцсети, но ФБР не отреагировало

14 февраля в 14:30 (22:30 по Москве) в здании школы в американском городе Паркленде прогремели выстрелы. Нападавший — Николас Круз, бывший ученик школы, отчисленный в прошлом году за плохую успеваемость. Жертвами стрелка стали 17 человек.

Николас Круз
Задержание Николаса Круза после теракта в школе

По данным Buzzfeed, ФБР были предупреждены о возможности террористического акта еще в сентябре, когда пользователь с ником Nicolas Cruz оставил комментарий «I’m going to be a professional school shooter» под одним из видео на YouTube. Создатель видео, 36-летний Бен Беннингтон, проинформировал ФБР и администрацию сервиса YouTube об этом. Комментарий был удален, однако в отношении оставившего угрозу никакие действия не были предприняты. В связи с этим губернатор штата Флорида потребовал отставки главы ФБР. Президент США Дональд Трамп сказал, что все свои силы Федеральное бюро расследований тратит на поиск несуществующего «русского следа», вместо того чтобы заниматься предотвращением реальных угроз.

Николас Круз
Стрелок позирует со своим вооружением

Известно, что Николас Круз состоял в расистских чатах в социальной сети Инстаграм. Он не раз выражал антисемитские, ксенофобские и гомофобские взгляды. Также Николас часто выкладывал в сеть фотографии оружия и говорил о своей одержимости им. После задержания стрелок сказал, что в случившемся виноваты потусторонние силы: якобы он слышал голоса демонов и следовал их указаниям.

Владимир Путин отправил президенту США телеграмму, в которой выразил соболезнования по поводу случившегося и пожелал скорейшего выздоровления раненым.

19 февраля группа американских школьников устроила лежачий протест возле здания Белого Дома. Собравшиеся требовали ужесточения ограничений на ношение оружия в штате Флорида.

«Модные мишки» атакуют

Хакеры Fancy Bear похитили личные данные сотрудников американского ВПК

Хакерская группировка «Fancy bear» получила доступ к личным данным работников военно-промышленного комплекса США, сообщает агентство ТАСС, ссылаясь на AP. У 87 работников ВПК были похищены пароли от личной почты, что говорит о низком уровне защиты переписки должностных лиц, обладающих конфиденциальной информацией.

 

Хакеры методом фишинга, при котором от имени администратора рассылаются запросы подтвердить свои пароли, совершили 19 тысяч попыток взломать почтовые ящики сотрудников компаний Lockheed Martin, Raytheon, Boeing, Airbus. Поэтому AP делает вывод, что кибер-мошенники пытались найти данные о дронах, ракетах, боеголовках и об облачных сервисах хранения компьютерных сообщений. «Если эти программы под угрозой, значит наша оборона и конкурентные преимущества также под угрозой», – утверждает экс-советник главы национальной разведки Чарльз Соуэлл.

Цель нападения, по мнению экспертов, состоит в том, чтобы использовать украденные секреты для улучшения высокотехнологичного оружия России.

Пока доподлинно не известно, действительно ли добытые данные секретны, однако американские власти рассматривают это как первый шаг к информационному «штурму».

Логотип хакерской группы "Fancy bear"

Fancy Bear («Модный медведь», также известна как Pawn storm, Sednit и Strontium) — группа кибершпионажа, действующая с 2004 года. Её обвиняли во вмешательстве в выборы президента США в 2016 году. В Европе уверены, что «Мишки» напрямую связаны с правительством РФ и выполняют его указания.

Протест в 120 децибел

Женщины Германии обвинили европейские власти в отказе защищать своих граждан от мигрантов

Молодые девушки из Германии создали движение «120 децибел». Участники организации ставят своей целью помогать женщинам, которые стали жертвами насилия со стороны мигрантов.

На официальном сайте организации был размещен ролик, в котором женщины винят власти европейских стран в том, что из-за их политики в сфере миграции женщины становятся объектами насилия и убийств.

Героини ролика. Фото: Россия 1
Героини ролика. Фото: Россия 1

Как подчеркивают активистки, власть не делает ничего, чтобы защитить их. Женщины из «120 децибел» критикуют государство за то, что чиновники не предпринимают требуемых мер по борьбе с насилием и преступностью, не депортируют правонарушителей и не прикладывают достаточно сил для проверки мигрантов, находящихся на территории Европы.

«Преступников можно встретить повсюду: во время пробежки в парке, возвращения с работы, ожидания автобуса на остановке. Никто не делает ничего, чтобы защитить нас. Вы не защищаете наши границы», — говорят участницы видеоролика.

В видео активистки приводят фкты, когда женщины становились объектами насилия со стороны мигрантов: в немецком городе Кандель убили 15-летнюю девочку, в городе Ретерем в Англии британцы, будучи выходцами из Пакистана, сексуально эксплуатировали около тысячи детей.

Участницы назвали свою кампанию в соцсетях #metoo. Эта интернет-акция дает возможность женщинам заявить о том, что они были подвержены сексуальным домогательствам или насилию, и рассказать свою историю. Флешмоб быстро стал вирусным в социальных сетях. Особую популярность он обрел на фоне скандала с известным продюссером Харви Вайнштейном, которого многие деятели шоу-бизнеса обвиняли в многочисленных сексуальных домогательствах.

На действия движения пользователи соцсетей отреагировали по-разному: одни поддержали активисток в том, что они нашли в себе смелость открыто высказать свою позицию. Другие обвинили движение в этносексизме.

От самоубийств к убийствам

В участившихся нападениях подростков на школы увидели след, ведущий в соцсети

Первое нападение случилось 15 января в школе №127: на учащихся четвертого класса напали вооруженные ножами подростки. В результате драки ножевые ранения получили 14 детей и учительница младших классов Наталия Шагулина. Один из нападавших учился в школе №127, другой — бывший ученик. Однако знакомые преступников утверждают, что конфликта на учебной почве между учительницей и подростками быть не могло. Друзья одного из участников нападения рассказали, что в соцсетях тот был подписан на группы по тематике «Колумбайна». Официальной версией следствия остается «драка учеников».

Второй подобный инцидент произошел 17 января в поселке Смольный Челябинской области. Один из учеников нанес ножевое ранение другому в результате конфликта на перемене. Жертва была госпитализирована.

Третье нападение случилось 19 января в школе №5 в Улан-Удэ. Девятиклассник, вооруженный топором и «коктейлем Молотова», напал на учеников 7 класса и учительницу. После этого подросток пытался убить себя. Пострадало семь человек, включая нападавшего. В правительстве Бурятии считают, что нападавших на самом деле было трое, но двоим удалось скрыться. По мнению следственного комитета, подросток действовал в одиночку.

У полиции есть версия о связи нападений с публикациями в социальных сетях. «ВКонтакте заявила, что ограничила доступ к контенту с призывами к резне в школах. полномочный представитель президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе Сергей Меняло рассказал, что подросток, совершивший нападение в Бурятии, состоял в закрытых группах «ВКонтакте». Он сравнил случаи нападения на школы с суициидальной игрой «Синий кит».

«Альтернатива» Олега Мельникова

Он освободил из рабства 500 человек, считает себя патриотом и критикует Путина

Олег Мельников – лидер волонтерского движения «Альтернатива»,
которое с 2011 года занимается освобождением людей из рабства как в России, так и в других регионах. «Герой нашего времени» — такой неофициальный титул волонтер получил благодаря СМИ.

— Как вышло, что вы не окончили среднюю школу?

— Меня выгнали из 8-го класса. Я не любитель точных наук, по физике у меня всегда была «5», а по алгебре «2». Забавно, что с литературой и русским языком та же история: отличник по литературе, но русский… Не очень он мне давался. Вообще-то я не был заядлым двоечником или из какой-то отстающей семьи, просто мыслил чуть иначе. Был выбор: остаться на второй год или уходить из школы и заниматься тем, что мне интересно. Я выбрал второе. Какое-то время я этого стеснялся, старался молчать об этом факте своей биографии, но потом ничего, привык. По крайней мере мне это в жизни не мешает, и я не жалею об этом шаге.

Таким образом, никакого образования нет и по сей день, даже среднего. Будучи подростком, я всегда что-то новое придумывал, участвовал в разных активностях, поддерживал многие проекты. В конечном счете все это привело меня к идее о создании движения против рабства, но я не предполагал, что это станет моей основной деятельностью и растянется до 2017. Я рассчитывал, что мы один-два раза поможем людям, а потом над чем-то другим начнем работать. Не получилось.

— Когда вы впервые попробовали себя в роли волонтера?

— В пятом классе. Я руководил организацией, которая называлась «Добрые дела». Занимались мы в ней тем, что в свободное время помогали пенсионерам и людям с ограниченными возможностями.

— Это правда, что ваш проект практически не спонсируется, и большинство расходов вы покрываете из собственного бюджета?

— Да, у меня есть несколько своих бизнесов, благодаря доходам от которых «Альтернатива» еще существует. Из сторонних пожертвований мы получаем не более 30 тысяч рублей в месяц, что, как вы понимаете, катастрофически мало. Ежемесячно на поддержание проекта, зарплаты сотрудникам и другие издержки я трачу в среднем миллион моих личных денег.

— Правительство когда-нибудь предлагало вам сотрудничество?

— О нас знают, но непосредственного сотрудничества не предлагали. Бывает, из ФСБ или МВД просят приехать куда-то, разобраться в ситуации, если есть подозрение на то, что людей удерживают силой. В таких операциях нам могут помочь только тем, что отправят подкрепление. В целом, систематической помощи нет. Случаются запросы от Министерств иностранных дел других государств освободить своих граждан. Например, недавно я встречался с вице-президентом Зимбабве. Договорились, что мы откроем там свой филиал. Кроме этого, мы на постоянной основе сотрудничаем с ОБСЕ.

— В одном из интервью вы сказали, что найти человека и помочь ему вернуться на родину всегда большая радость, но в более позднем материале вы рассказываете, что вам не нравится заниматься волонтерством, спасать рабов. Почему вы поменяли свои взгляды?

— Разумеется, я испытываю радость от совершенного действия, но такая работа предполагает постоянное столкновение с трагедией, каждый случай я вынужден пропускать через себя.

— Осенью 2013-го года вы неделю провели на Казанском вокзале под видом бездомного с целью обратить на себя внимание вербовщиков, что вам и удалось. Насколько я понимаю, у вас тогда получилось привлечь к уголовной ответственности людей, которые вас похитили. Было ли что-то в этой истории, что пошло не по плану?

— На самом деле их мало интересуют бездомные, вербовщики гораздо больше заинтересованы в приезжих из провинций. Мне бы просто не удалось правдоподобно сыграть провинциального парня, а вот с ролью бездомного справился. Даже получал советы от местных бомжей, мол, ни за что не соглашайся ни на какую работу: увезут куда-нибудь и продадут. Но это и была моя цель: посмотреть на то, как работают вербовщики, изнутри. Тех, кто на меня вышел, нам удалось задержать. В идеале планируем поймать всех вербовщиков из уже известных нам.

— Как ваша семья относится к столь рискованной деятельности?

— Жена мне во всем помогает. Мама тоже с пониманием относится, так что я всегда могу рассчитывать на поддержку близких.

— В 2012-ом вы принимали участие в оппозиционном митинге на Болотной площади, что повлекло ряд последствий: обыски, подписка о невыезде. Против чего конкретно вы тогда протестовали?

— У нас в стране сложился стереотип, что если ты не за Путина, значит против России. Я сам являюсь патриотом до мозга костей и люблю свою страну, но меня не все устраивает в той политике, которую проводит Россия. Я могу поддержать присоединение Крыма, но не могу поддержать фальсификацию выборов. Другими словами, я могу не разделять ваше мнение, но умру за то, чтобы вы могли высказывать его.

— В 2014-ом году вы поехали воевать в Донбасс на стороне ополченцев и командовали обороной Семеновки. Как на вас повлиял этот опыт?

— Сложный вопрос. Наверное, я хочу, чтобы каждый мужчина, который побывал на войне, объяснил своим детям, что этого нельзя допускать ни в коем случае: до последнего нужно пытаться договориться. После этого опыта я стал убежденным пацифистом.

— Год назад вас задержали по подозрению в организации нелегальной миграции. Что тогда произошло?

— Мы предоставляли убежище освобожденным людям, которых на тот момент некуда было поселить. И оказывается, мы нарушаем закон. Мне, если честно, все равно на закон в этом случае. Я поступаю по совести и уверен в своей правоте. Да и дело это уже приостановили.