Легко ли быть поповичем?

Почему дети священников страдают от предвзятого отношения

Оказаться «белой вороной» в подростковой среде значит почти наверняка подвергнуться непониманию и нападкам. Детей священников сверстники часто провоцируют, обсуждают и осуждают их поступки, стараясь уязвить не такого как все, испытать его «праведность».

Что же делать, если ты «попович» – приспосабливаться или бороться за свои убеждения?

Вот несколько историй ребят, которые выросли в семьях священников.

«Все вокруг хотят, чтобы я не подавала виду, что вообще нахожусь рядом»

Фрося, 16 лет
Фрося, 16 лет

– У нас в классе ребята часто шутили по поводу религии, и порой это были грубые шутки не только про коррупцию в этой сфере, но и про самих священников. Меня это задевало, но я им ничего не отвечала, хотя очень хотелось. Я думала, если начну это обсуждать, пытаться что-то объяснить и доказать, то потом буду «врагом народа», что лучше промолчать, чем каждый раз поднимать бучу, а потом еще доказывать, что я не должна знать все молитвы и Псалтырь наизусть. Со временем я привыкла и приняла такое предвзятое отношение к себе как факт.

Однажды в начальной школе меня ударил мальчик, и я начала его дубасить в ответ. Ко мне подошли одноклассники и стали говорить, что раз я из семьи священника, у меня нет права так себя защищать. Сказали, что я должна заткнуться и помалкивать.

– Было ощущение, будто все вокруг хотят, чтобы я все время сидела где-нибудь в уголке, свернувшись комочком, и не подавала виду, что вообще нахожусь рядом.

«Люди приплетают религиозность моей семьи ко всему подряд»

Серафим, 19 лет
Серафим, 19 лет

– Часто люди просто приплетают религиозность и веру ко всему подряд. Например, моя бабушка, которая всегда строго соблюдает пост и каждое воскресенье ходит в церковь, однажды сказала мне, чтобы я не носил свою футболку с изображением Микки Мауса, потому что «это грех». Из уважения я не надеваю при ней эту майку, но, по-моему, понятно, что такой рисунок на футболке совсем никак не относится к религии.

Иногда из-за того что я сын священника меня не звали на какие-то тусовки, не звали поехать в клуб, выпить и так далее. Я бы, может быть, и так не поехал, вовсе не по религиозным соображениям, но было бы, конечно, лучше, если бы ребята и меня пригласили.

Пока никто вокруг не знает, что мой отец священник, я чувствую себя более раскрепощенно, мне более комфортно. Не надо думать, что я скажу что-то, что плохо выглядит с точки зрения православия.

– И чаще всего я ограничен в общении с именно с сильно религиозными людьми, чем со всеми остальными. У остальных ко мне меньше вопросов, и относятся они ко мне так же, как и к обычным людям.

«Директор школы сказала, что я от Церкви никуда не денусь»

Леша, 18 лет
Леша, 18 лет

– Я учился в православной гимназии, где была жесткая «принудиловка»: молебен по утрам, на службы по праздникам надо ходить с классом, необходимо было вести себя исключительно соответствуя нормам православия.

При такой системе было ощущение, что за меня уже все решили, не оставили мне выбора. Знакомясь с новым человеком, я чувствовал, что он думает: если я учусь в православной школе, я уже «одной ногой в монастыре». Почему, если мои родители выбрали для себя один путь, я обязательно должен выбрать такой же?

Однажды директор мне сказала посреди разговора: «От Церкви ты все равно никуда не денешься». Стало некомфортно и жутко, хотя я и не собирался от Церкви бежать.

– Когда малознакомый человек узнает, что я сын священника и учусь в православной школе, я вижу, как он сразу начинает думать, что я в свободное время только молюсь и слушаю радио «Вера», хотя я обычно выгляжу вполне жизнерадостно и не произвожу впечатление отшельника, который стоит целый день на коленях в келье и знает наизусть Псалтырь.

Как будто система всех подгоняет под этот образ.

В какой-то момент я решил для себя, что я не буду обсуждать тему веры и религии со всеми подряд, чтобы не тратить каждый раз время и силы на объяснение, как так получилось, что я не такой, как от меня ожидали.

«Два основных клейма – это скромность и бедность»

Марфа, 18 лет
Марфа, 18 лет

– Сколько себя помню, православие в глазах даже моих близких друзей ассоциировалось со скромностью, переходящей в слабость и робость, а также с бедностью, стремящейся к нищете. Это два основных и самых значительных клейма в моей жизни.

Я не склонна к особой «звездности», поэтому к моей скромности одноклассники нечасто придирались, но это способствовало появлению определенного штампа, и они уже связывали мой тихий характер не с какими-то личностными чертами, а именно с моей верой.

– Помню жесткую шутку из школьных времен: у меня не хватало на что-то денег, я просила кого-нибудь из одноклассников мне одолжить, а один мальчик показал на храм, который был напротив школы и сказал что-то вроде: «Давай, беги к храму, еще успеешь попросить там милостыню».

Еще у одноклассников был такой прикол, когда показываешь на бомжа и говоришь, что это чье-то будущее. Кто-то сказал, что такое ждет меня, если я буду соблюдать все заповеди. Всем эта шутка понравилась, и на долгое время это ко мне привязалось.

«Людям казалось, что я не могу существовать в нормальном обществе»

Варя, 22 года
Варя, 22 года

– В колледже, когда узнавали, что я из семьи священника, некоторых это очень  удивляло, они говорили: «Как, правда?!». Как будто им странно было видеть меня такую в обычной жизни. Им казалось, что я не могу находиться и существовать в нормальном обществе, что я могу жить только в изоляции в монастыре или в молельне.

Я работаю в театральной сфере, и тут тоже всегда поражаются, что мой папа священник, потому что раньше было принято противопоставлять театр религии, и этот стереотип сохранился.

Самое главное, что сейчас эта реакция – уже не что-то агрессивное, как бывало в школе или колледже. Там дети, может быть просто в силу возраста, были злее и любопытнее, однако я и до сих пор сталкиваюсь с удивлением, хотя уже к нему привыкла.

Что еще почитать

Вопрос по существу

Школьный террор

Как одноклассники делают тебя изгоем

Кадр из фильма «Чучело»

Катя, 18 лет
Катя, 18 лет

В моем случае травля исходила от близких подруг, с которыми я училась в одном классе. Сначала в форме шутки, а потом по нарастающей, нагло и без стеснения, меня оскорбляли и отчитывали за внешний вид, тихое поведение, стремление учиться и нежелание вместе распивать спиртное, курить за углом и гулять со старшеклассниками. Нам было 12 лет. В дальнейшем в мою сторону летели бумажки, ручки и карандаши, за спиной слышались смешки и угрозы. Мои родители вовремя забрали документы, дело чуть не дошло до избиения в раздевалке. Уже была договоренность среди одноклассников, но я не пришла на урок физкультуры. С тех пор я не переступала порог этой школы. В кабинете директора мне сказали, что в данной ситуации виновата только я, нужно было думать, с кем дружить, и вообще «все это несерьезно и по-детски». Через несколько дней одна из моих подруг и несколько старшеклассниц избили в туалете другую девочку, засунув кляп ей в рот.

Каждый четвёртый школьник подвергается травле

Россия занимает одно из лидирующих мест по распростанённости буллинга (с англ. — травля) в школе. Согласно исследованию ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения) за 2016 год, среди детей одиннадцатилетнего возраста 23% девочек и 27% мальчиков объявили, что подвергались унижениям два или более раз в месяц.

Давление может начаться с шутки и ежедневных оскорблений, затем перерасти в угрозы, преследования и насилие. Травить могут и одноклассники, и учителя. Мы собрали истории тех, кто столкнулся с жестоким отношением в школе.

«Дети бывают жестоки к тем, кто отличается от них»

Роза, 19 лет
Роза, 19 лет

– Меня задирали в начальной школе, причём довольно сильно. Подруга тоже отвернулась от меня и поддалась влиянию класса.

Почему травили? До сих пор не могу найти объяснения, но, как мне кажется, дело заключалось в моей национальности. В классе только я была нерусская, да и в школе мало было людей иной национальности.  Дети бывают жестоки к тем, кто отличается от них своей внешностью и фигурой.

 

Они говорили мне: «жирная, черножопая, чучундра лохматая».

Не было ни одной недели, которая проходила без слёз. С мамой разговаривала, но она до сих пор многого не знает. Несколько раз она приходила в школу разговаривать с моим классом, без ругани, кстати. Пыталась донести то, чего не смогли вложить в тех людей родители.

К слову, классный руководитель сама отпускала язвительные высказывания в мою сторону, довольно своеобразная женщина. Мы тут с ней встретились год назад или полтора, она была со мной несказанно мила, что очень удивило.

Никто не пытался заступиться за меня. Пришлось поменять школу, я не смогла бы там оставаться ещё 6 лет. Терпеть это все было подобно пытке. Конечно, это оставило неприятный след у меня в сознании, осталось много комплексов, может, они и сейчас проявляются.

Очень часто, рисуя, я вспоминаю комментарии классного руководителя. «Так рисуют только в детском саду», – сказала она при всех, с усмешкой.

«Его никто не обижает, ребята нормально с ним общаются»

Даша, 17 лет
Даша, 17 лет

– Лева пришёл к нам во втором классе. Сразу же начал проявлять активность, пытался завести друзей. Так как все уже разбились по группам, ему было трудно куда-то влиться, снискать хоть какое-то расположение. Многие сторонились его не только потому, что уже обзавелись друзьями. Он был немного «чудаковатым» по детским меркам: странно говорил, растягивая слова, ходил в мятой форме. Травля, на самом деле, началась с малого: не хотели сдавать свою тетрадь вместе с его тетрадью, громко проявляли сочувствие девочке, с которой его посадили за одну парту. Из таких малых, казалось бы, деталей сложилась самая настоящая травля. Однажды мальчики начали бить Лёву, и я даже не помню, честно говоря, за что.

Они повалили его на пол, пинали ногами, а он никак не сопротивлялся.

По-моему, тогда не было ни одного одноклассника, который не подошёл и не ударил его, а девочки просто стояли в стороне. После этого его побили ещё несколько раз, а презрение вдруг стало явным и нескрываемым. Самое удивительное, что наша классная руководительница никогда этого не замечала.

Например, когда чья-то мама на родительском собрании спросила, почему Леву обижают, она с удивлением заявила: «Его никто не обижает, ребята нормально с ним общаются».

Он учился с нами два года, а потом первого сентября учительница сказала, что он уехал в Новосибирск.

«Тупо избили учебником по голове»

Илона, 19 лет
Илона, 19 лет

– Когда я перешла в новую школу в 5 классе, мои новые одноклассники меня сразу же невзлюбили, не знаю почему. Я вела себя скромно, никого не трогала. Через некоторое время началась травля с их стороны: у меня украли спортивную форму. Начались издевки по поводу фигуры и лица, но апогеем было избиение. Тупо избили учебником по голове, наделали синяков на руках, позже выяснилось, что было легкое сотрясение мозга. Дело закончилось обращением в детскую комнату милиции. Потом вроде как все успокоилось, но на время. В 6-7 классе возобновилась травля издевками, обзываниями, подкладывание оскорбляющих записок в сумку и карманы. В 9-11 классах мы разделились на компании, и уже все успокоилось.

«Я не могла рассказать маме, что случилось, я задыхалась от слез»

Серафима, 18 лет
Серафима, 18 лет

– После 4-го класса я ушла из 57 школы. Вот почему.

Я была обычной ученицей, ничего особенного. У меня появилась лучшая подруга Лиза. Мы ночевали друг у друга, были тайные знаки, ну и остальное. В какой-то момент она начала дружить с другой девочкой, это не было проблемой, мы продолжали общаться. Но в какой-то день мы втроем остались после уроков в кабинете без присмотра взрослых. Лиза и эта девочка начали смеяться надо мной, шутки перерастали в жестокие и обидные оскорбления. Потом пришел одноклассник Гриша, они втроем довели меня до слез. Лиза начала бросаться едой, Гриша кидался карандашами, другими предметами. Я не ожидала, ведь я не давала повода. В Гришу я кинула пластиковым стаканчиком, у меня потекли слезы, и я побежала домой.

Дома уткнулась в подушку, было тяжело, я начала тихо рыдать, чтобы мама не заметила. У меня никогда не было такой истерики, было непонятно, почему они так поступили. Я не могла рассказать маме, что случилось, я задыхалась от слез. Мама мне недавно призналась, что в тот день она подумала, что меня изнасиловали. Я выглядела настолько плохо. Этот случай до сих пор вспоминаю с содроганием.

Только что я была нормальной, собирала в свой милый розовый рюкзачок учебники. В одну секунду я стала изгоем и отбросом, будто я что-то нарушила.

Решение перейти в другую школу было принято моментально. В этой школе всегда все конфликты старались замять.

В новой школе был одноклассник Ваня. В классе шестом мы стали над ним издеваться…

«Вано»

– Ему жутко не нравилось, когда его называли «Вано». Он начинал яростно кричать и бурно себя вести. Его реакция казалась смешной, но мы не чувствовали грани и момента, когда Ване действительно становилось от этого плохо. Мы были в равной степени виноваты, мы не считали нужным прекратить. Было уже принято над ним смеяться.

Он ушел из нашей школы, и все забыли о нем. В 11 классе Ваня вернулся в школу под конец года. Он покрасил волосы в розовый цвет. Мне было очень странно и неловко с ним говорить, вспоминалось, как мы издевались.

«Для другой части меня это было комплиментом»

Лиза, 18 лет
Лиза, 18 лет

– Я сменила три школы. Травля сменялась вместе со школами. Основной период пришелся на 7-9 классы.

В 8 классе была травля со стороны и учителей, и одноклассников. Ситуация очень глупо выглядит, потому что все началось с того, что я постриглась. Учительница английского восприняла это как личное оскорбление по какой-то причине. Плюс она не могла принять, что я учусь лучше, чем ее две любимые ученицы. Она начала регулярно отчитывать меня перед всем классом, какая я отвратительная и ничего не делаю. Запрещала садиться с моей лучшей подругой, постоянно отсаживала, ругала, вызывала родителей без всякой причины.

То же самое проделывала учительница математики. С ней другая история. Я носила браслет с черепами, одевалась в таком стиле. Она была очень религиозна и считала, что я вызываю дьявола. Орала и говорила, что я скатилась, ужасно учусь.

Любимым у учителей было говорить, что из меня ничего не выйдет, ничего не получится.

Тут было две причины: во-первых, я резко перестала вести себя как хорошая девочка, во-вторых, я дружила с девочкой, которая имела на всё свое мнение. В школе это не приветствовалось, и ее не любили, следовательно не любили и меня. Это была бесконечная тяжба. На всю жизнь запомню один случай. Когда я попала в больницу, учительница математики сказала моей бабушке: «Сколько она еще лежать там будет?! Выходить надо!»

С одноклассниками другая история. Я с детства не особо общительный человек. Меня невзлюбили. Очень хейтила мужская половина класса.

Так как я коротко постриглась, не давала себя лапать и носила рубашки, весь класс решил, что я лесбиянка. И для них это было поводом начать травлю.

Они выхватывали из моих рук телефон, оскорбляли на каждой перемене, толкали, пинали, пытались ударить книжками, в таких случаях я дралась в ответ. Вся ситуация тянулась до 9-го класса.

Меня не беспокоило, что меня не любят. Просто эта атмосфера… Стукачество, постоянные насмешки. Каждый день приходится постоянно обороняться, а не учиться. Несмотря на то что ситуация с травлей давила, для другой части меня это было в какой-то степени комплиментом: я их цепляю настолько, что им приходится проявлять агрессию. В итоге это докатилось до депрессии. Из депрессии я вышла, а школу в итоге сменила.

Родителям я все рассказывала в более мягкой форме, чтобы не волновать их. Объяснила, почему нужно сменить школу. В ситуации с учителями моя мама понимала, что если будет открыто с ними конфликтовать, то мне будет только хуже. С одноклассниками разбиралась самостоятельно.

Травля это не повод менять себя. Вы и то, чем вы являетесь, намного важнее мнения людей, которые не могут смириться с тем, что им не нравится в вас, и начинают агрессию.

После эпизода с травлей мой характер изменился. Морально я стала сильнее и спокойнее. Сейчас мне бы было плевать. У меня теперь блок на чужие эмоции и нападки.

В следующем материале детские психологи расскажут о причинах школьного буллинга, как правильно действовать родителям жертвы,  и что важно сказать ребенку, который в один миг стал изгоем. 

Вышли дети погулять

Почему «молодеют» участники массовых движений

В воскресенье 26 марта в более чем 70 городах России прошли митинги в поддержку расследования Фонда борьбы с коррупцией о «тайной империи» Дмитрия Медведева. Значительную часть участников акций составили учащиеся старших классов и молодые люди до 25 лет. Корреспондент Hit.Media побеседовал с социологом Юлией Скоковой о том, как меняется возраст протестующих в России, и почему молодое поколение всё активнее принимает участие в протестах.

От диссидентов «старой закалки» к школьникам

Школьницы на митинге в Москве
Школьницы на митинге в Москве

– Действительно стоит признать, что изменения в социальном портрете протестующих стали весьма заметными. Например, в 2010 году в Москве на митинги в защиту 31 статьи Конституции о свободе собраний выходили преимущественно диссиденты «старой закалки».  А на протестных акциях «за чистые выборы» 2011–2013 годов мы наблюдали совершенно новый портрет протестующих – городской «креативный класс», который впервые получил опыт защиты не своих частных интересов, а интересов общегражданских и политических. Но на протяжении последних 5–6 лет очевидных изменений мы или не наблюдали, или просто не смогли зафиксировать. Это часто бывает в изучении общественных движений, которые мобилизуются спонтанно.

За последние годы протесты, как и связанное с ними движение наблюдателей на выборах, медленно демобилизовались. Кто-то вовсе покинул эту среду, разочаровавшись в гражданских коллективных действиях, кто-то перешел в ту сферу активности, где изменения более вероятны и их можно быстрее ощутить, например, в сферу благотворительности или городского локального активизма. Новые изменения в портрете мы увидели 26 марта: он значительно помолодел. В акциях по всей России принимали активное участие учащиеся старших классов и студенты. Эти изменения неслучайны.

«Многим из тех, кто был на Болотной, новые активисты кажутся совсем детьми»

– Ещё рано говорить о какой-то конкретной доле протестующих в возрасте 15–20 лет, тем не менее тенденция налицо. Пока исследователи продолжали рефлексировать над случившимся в 2011–12 годах, успело вырасти новое «поколение  или, как его ещё называют, «i-поколение», ориентировочно это молодые люди, родившиеся в конце 90-х – начале 2000-х.

Многим из тех, кто был на Болотной, эти люди кажутся совсем детьми. Но время идет быстро, и сегодня именно они начинают формировать новую повестку социальных, экономических и политических запросов. Молодежь, студенты всегда и везде были основной движущей силой протестных движений. Опыт Франции, США, Китая и других стран нам об этом напоминает. Это понятно, ведь каждое новое поколение по-новому понимает социальный порядок и желает перестроить старый под свои новые нужды и интересы. Движение вперед, изменения – это естественный процесс истории.

Социологам пора в школу

– Что касается новых лиц в российском протестном движении, то следует признать, что для поиска причин, почему новое поколение стало активным участником протестных акций, что именно их мобилизовало, насколько эти причины отличны от тех, что были в 11-12 году, и насколько протестные настроения распространены и устойчивы, следует проводить отдельные исследования. Конечно, тематика протестных настроений среди учеников старшей школы является весьма сенситивной и существует множество барьеров для проведения такого рода исследований — со стороны школы и родителей в первую очередь. Тем не менее, их проводить необходимо. Сегодня мы можем строить только гипотезы. Их несколько, и они во многом основаны на результатах недавнего уникального исследования Сбербанка о поколении Z.

гипотеза#1: видеоблоги заменили телевизор
Школьники выкрасили руки в зеленый цвет, солидаризируясь с Навальным, которому залили лицо зеленкой
Школьники выкрасили руки в зеленый цвет, солидаризируясь с Навальным, которому залили лицо зеленкой

– Старые медиа (преимущественно ТВ) полностью вытеснены новыми. Новое поколение практически не смотрит телевизор, зато почти все смотрят видеоблоги. Так или иначе, контент каждый формирует для себя сам. Основными критериями, судя по результатам исследования, являются краткость и наглядность информации. Именно это выгодно отличает политика Алексея Навального от политиков старого типа, ориентированных на ТВ-аудиторию «кому за …».  В своем видеоблоге он использует неформальный и креативный метод донесения политического контента. Среди тех, кто интересуется политикой и оппозиционной повесткой, его блог и раньше был популярен. Представители же поколения Z зашли в протест благодаря необычной подаче важного, с их точки зрения, контента о коррупции.

гипотеза#2: родители относятся к детям как к равным

– Родители большинства представителей поколения Z проходили период взросления в современной России, в тех самых «свободных 90-х». Как показывает исследование Сбербанка, современные родители выстраивают с детьми партнерские отношения, основанные на диалоге. Можно сказать, что это первое поколение детей, которое массово «дружит» со своими родителями, а не «боится» их. Открытый социально-психологический фон внутри семьи не может не сказываться на понимании важности диалога и на уровне общества в целом. Это приводит нас к третьей гипотезе.

гипотеза#3: индивидуальность ищет себя

– Поколение Z имеет выраженные ценности самореализации и самосовершенствования. Подростки и молодежь ценят себя, свое право на исключительность, при этом признавая индивидуальные и групповые различия нормальными. Вероятно, для них участие в митинге является не только политическим действием в чистом виде, а обосновывается в высокой степени желанием получить новый опыт, новые впечатления от участия в коллективных действиях.

Можно привести и другие гипотезы о том, что поколение Z с детства слышало слова о правах, свободе, выборах, демократии, но повзрослев, они столкнулись с нам уже привычным разрывом между дискурсом и реальными действиями государства. Это вызывает вопросы, на которые ни школа, ни официальные СМИ, ни зачастую родители не дают честного и искреннего ответа, в отличие от интернета.

Досье

Юлия СкоковаЮлия Скокова, сотрудник лаборатории политических исследований НИУ ВШЭ
Закончила аспирантуру Высшей школы экономики в 2015 году по специальности «Социальная структура и процессы». Во время работы в научно-исследовательском институте занималась проблемами гражданского общества и некоммерческого сектора. Одно из главных направлений деятельности – изучение движения наблюдателей на выборах в России.

Что еще почитать?

Закон против «групп смерти»

Правительство РФ поддержало законопроект об ужесточении наказания за побуждение к суициду

Что случилось?

Десятого марта официальный сайт российского правительства опубликовал положительный отзыв на законопроект вице-спикера Госдумы Ирины Яровой, предусматривающий ужесточение ответственности за подстрекательство к суициду.

В документе отмечается необходимость запретить «распространение информации, популяризирующей самоубийство». Сейчас запрещено распространять лишь информацию о способах самоубийства и призывы к нему.

Законопроект уже одобрили Верховный суд, МВД, Следственный комитет, Министерство образования и Роскомнадзор.

Суть законопроекта

Проект предполагает внесение поправок в 110 статью Уголовного кодекса. К ответственности предлагается привлекать за «склонение к самоубийству» и «содействие самоубийству», вдобавок к действующему пункту «доведение до самоубийства». При том что «доведение» трактуется как «жестокое обращение или систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего», а «склонение» подразумевает «уговоры, подкуп, предложения, обман».

Предлагается увеличить максимальный срок наказания до 12 лет (сейчас он составляет 5 лет).

Яровая отмечает, что главная цель проекта – борьба с интернет-преступниками. Проект предполагает введение отдельной статьи за вовлечение несовершеннолетних в «группы смерти». Деятельность подобных сообществ, по мнению депутата, является «дистанционным убийством», для борьбы с которым нужно принимать меры.

«Законопроектом мы впервые в России ставим заслон тем, кто склоняет детей к суициду, и тем, кто организует смертельные игры для детей, такие как «Беги или умри», «Фея», «зацепинг», создает «группы смерти» в социальных сетях», – говорит Яровая.

Власти одобряют

Президент РФ Владимир Путин одобрил инициативу расширения перечня действий, влекущих уголовную ответственность, во время своего выступления на коллегии МВД. Президент подчеркнул, что сайты, воздействующие на детей и подростков с неустоявшейся психикой и пропагандирующие суицид, являются серьезной проблемой.

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова также выступила в поддержку законопроекта, рассказав, что сейчас в интернете против детей «ведется настоящая война», а количество случаев детского суицида растет. «Это недопустимо и должно жестко преследоваться законными методами», – подытожила омбудсмен.

Первый зампред комитета Госдумы по безопасности Эрнест Валеев заявил, что существующего сейчас наказания за это преступление недостаточно. На вопрос о возможном посягательстве на свободу в интернете, Валеев ответил, что не видит в этом опасности, и что блокировка противоправных сайтов и сейчас предусмотрена законом.

Смертельные игры

В феврале Ирина Яровая заявила, что за прошедший год 720 детей совершили самоубийство, а за последние три года покончили с собой 2205 детей. Депутат подчеркнула, что пропаганда суицида идет из интернета, в частности из так называемых «групп смерти».

Тема побуждения к суициду стала широко обсуждаться после публикации «Новой газеты», в которой говорилось, что за полгода погибли 130 детей, состоявших в определённых интернет-сообществах.

В таких группах участникам предлагалось сыграть в игру, где последним заданием было убить себя. При этом, если участник отказывался выполнять задание, кураторы игры грозили убить его родственников. Символом подобных групп стал кит – животное, которое, якобы, способно сознательно совершить самоубийство, выбросившись на берег.

Дети вступали в сообщества, такие как «Синий кит» или «Море китов». Затем кураторы начинали отправлять им загадки, видео, аудиозаписи и задания (к примеру, забраться на крышу или пойти на рельсы). По ходу игры детей убеждали в том, что они избранные, а также, что в суициде нет ничего страшного.

В ноябре 2016 по 110 статье был осужден Филипп Будейкин, администратор одной из таких групп. Ему было предъявлено обвинение в подстрекательстве к суициду.

«Больше всего Аня боялась одиночества»

Это случилось в восьмом классе. Аня была моей подругой. Она вообще была общительной и очень красивой. Хорошо училась, писала стихи. Тусоваться не любила, ей больше нравились уютные посиделки с друзьями в кафе или дома. Жила с мамой и бабушкой, была единственным ребёнком в семье, которого родители очень любили и баловали.

В тот вечер мы разговаривали с ней по телефону. Потом Вконтакте она попросила пожелать ей удачи. Я спросила: «Зачем?»  «Надо!». Я ответила: «Удачи».

Утром в школе нам сообщили, что Аня погибла – выбросилась из окна с двадцать четвёртого этажа. Мы сначала не поняли, о чем речь. Кто-то начал звонить ей, но телефон был недоступен. До нас никак не доходило, что этого человека больше нет. Психолог и учителя не знали, как с нами себя вести.

Позже, на школьном собрании, показали взломанную страницу Вконтакте, нашли сообщения, в которых её склоняли к суициду: «Ты слишком красива для этой жизни». Писали, что когда-нибудь она останется одна, но в другой жизни все будет вечным. Вечером рокового дня у неё появился статус Вконтакте: «Монофобия. Реинкарнация». Больше всего Аня боялась одиночества.

Мнение эксперта

Почему дети включаются в смертельную игру? Педагог-психолог Людмила Чеботарёва считает, что причины тут самые банальные: из любопытства, просто за компанию, от нечего делать, а порой роковую роль играет случайно открытая страница в Интернете. Но главное: почему ребёнок остаётся в «группе смерти»?

«Если ребёнок психологически здоров и гармоничен, то даже приняв участие в этой игре, он вскоре бросит это занятие. Ситуация как с пагубными привычками: не каждый, кто пробовал курить, обязательно станет курильщиком. Но если ребёнок дезадаптивен, игра может его не отпустить, его проще убедить что-либо сделать, даже навредить себе».

Что значит психологическая дезадаптация? Она порождается комплексом причин, среди которых конфликты в семье, предательство друга, неудачи в учёбе, заниженная самооценка и прочие травмирующие психику факторы.

Масштабы бедствия

Компания «Крибрум» проанализировала контент российских соцсетей и по хэштегам, которые используют участники таких групп, сделала вывод, что 1849 человек в Москве изъявили желание сыграть в смертельную игру. В соцсети «Вконтакте» было найдено 9312 групп, публиковавших подобные хэштеги.

статистика

Сейчас Роскомнадзор работает с администраторами социальных сетей, специалисты занимаются выявлением и устранением суицидального контента. С начала года было заблокировано 4 тысячи «групп смерти», а всего за три года заблокировано 14 тыс. страниц и сайтов с информацией о суициде.

Еще почитать:

 

За отсутствием состава преступления

Курганский суд отменил приговор Евгении Чудновец

Что случилось?

6 марта на закрытом совещании президиум Курганского суда принял решение освободить осужденную Евгению Чудновец, воспитательницу детского сада из Екатеринбурга. Она отбывала заключение за то, что сделала репост видео, где вожатый и воспитатель детского лагеря издевались над полуобнаженным мальчиком. В декабре 2016 года Чудновец получила 5 месяцев колонии по статье 242.1 УК РФ «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних».

Личное фото Евгении Чудновец
Личное фото Евгении Чудновец
Что за ролик?

На ролик продолжительностью в несколько секунд обратил внимание сотрудник местной полиции, увидев его в группе Евгении Чудновец ВКонтакте, где воспитательница поделилась видео, чтобы, по ее словам, привлечь внимание общественности к произошедшему. Позже она удалила ролик со своей страницы.

Этот видеоматериал послужил доказательством виновности воспитателей Татьяны Куршевой и Данила Безбородова из детского лагеря «Красные орлы», которые издевались над 10-летним ребенком. На допросе мальчик заявил, что осужденные часто позволяли себе подобные действия. Куршева и Безбородов были признаны виновными по делу об изготовлении порнографии и ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, им дали 6 и 3 года колонии соответственно.

И на основании этого же ролика была осуждена Евгения Чудновец.

Почему Чудновец осудили?
Евгения Чудновец с сыном
Евгения Чудновец с сыном

В феврале 2016 года против Чудновец возбудили уголовное дело о распространении детской порнографии, но сама воспитательница узнала об этом только спустя полгода. В конце ноября 2016 года Курганский суд принял решение приговорить женщину к 6 месяцам лишения свободы, а ее сына отдать органам опеки.

После просьбы обвинения заменить срок на исправительные работы областной суд снизил срок заключения на один месяц и отменил решение передавать сына Чудновец в приют.

Муж воспитательницы тогда заявил, что она не собирается подавать прошение о помиловании. По его словам, это подразумевало бы признание вины.

Что было дальше?
Участники митинга против приговора Чудновец
Участники митинга против приговора Чудновец

В феврале 2017 года заместитель генерального прокурора РФ Леонид Коржинек внес кассационное представление Верховному суду с просьбой  отменить приговор Евгении Чудновец. В прошении говорилось, что уголовное дело необходимо прекратить за отсутствием состава преступления. 28 февраля Верховный суд обратился к Курганскому областному суду с требованием пересмотреть приговор воспитательницы.

6 марта на закрытом заседании суда подтвердили, что Чудновец сможет выйти на свободу после того, как нижнетагильская колония, где она находится, получит оригиналы документов. Вечером того же дня Чудновец на машине привезли в Нижний Тагил, где она встретилась с мужем.

Реакция общественности

Анна Кузнецова, уполномоченный по правам ребенка (ноябрь 2016 года):

«Что за решение такое, когда человек, который способствовал раскрытию преступления, понес еще и ответственность, и ее собственный ребенок оказался на грани детского дома?»

На пресс-конференции в декабре 2016 года Владимира Путина спросили  о Евгении Чудновец и Ильдаре Дадине, на что президент ответил:

«В отношении конкретных лиц, о которых вы сказали, я, честно говоря, ничего даже не слышал и фамилий этих не слышал. Обещаю, посмотрю, я просто не знаю, насколько там справедливые были решения».

В конце января 2017 Дмитрий Песков назвал случай «непростым» и заверил, что тема не оставлена без внимания, а после отмены приговора объявил, что в этом деле не обошлось без вмешательства Путина:

«Еще раз повторяю, что решения судов надо уважать. В данном случае можно только приветствовать, президент обещал не оставить без внимания, что и произошло».

Некоторые связывают решение Верховного и Курганского судов напрямую с Владимиром Путиным и предстоящими президентскими выборами 2018 года.

Политолог Леонид Радзиховский:

Политолог Леонид Радзиховский
Политолог Леонид Радзиховский

«Очевидно, что таких совпадений не бывает. Безусловно, это политическое решение, принятое в администрации президента», — уверен».

Политолог Константин Калачев:

Политолог Константин Калачев
Политолог Константин Калачев

«Решение имеет отношение и к выборам президента, и к столетию революции. Зачем в год столетия революции создавать жертв? Это провоцирует недовольство. А теперь у оптимистично настроенных граждан появится возможность говорить про оттепель и про то, что с властью можно договориться».

Скриншот твита
Скриншот поста в Твиттере

Что еще почитать?