11.03.2017
Статьи Интервью Средние

«Это не дети не читают, это родители не читают»

Как заинтересовать классикой поколение сериальщиков?

Время чтения: 2 минуты

Мария Живова – учитель русского языка и литературы в гимназии небольшого подмосковного города Павловский Посад. В этом году она выиграла местный конкурс «Лучший учитель года», несмотря на свой небольшой педагогический стаж. Ее ученики побеждают на конкурсах чтецов и районных олимпиадах по литературе, создают небольшие театральные постановки и с интересом обращаются к классике.

  – Как вы добиваетесь того, чтобы весь класс работал на уроке?

– Необходимо создать атмосферу всеобщего обсуждения, чтобы были вовлечены все, даже если они не читали текст. Есть определенные приемы, которые заставляют людей возмущаться. Проблемный вопрос в произведении – один из них. К примеру, тема отцов и детей очень волнует, даже когда на уроках ее поднимаешь, уже и о произведении забываешь, только в конце возвращаешься и подводишь черту. Как только интерес подпитан, возможно, ребенок дома и откроет книгу. В пятых классах я детей подвожу к мысли о том, что литература – это отдых, это возможность выразить свои мысли и пофантазировать.

– А нет ощущения, что программа по литературе закостенела? Одно и то же из года в год?

– Любой урок можно по-разному провести: в проектной форме, тестовый, урок-дискуссия, групповая работа. Я пытаюсь открывать для себя и учеников что-то новое. На очереди Татьяна Толстая, недавно также познакомилась с Захаром Прилепиным, современный и хороший писатель. Прочитали его рассказ «Жилка», написан интересным языком. У нас есть литература даже в нашем маленьком Павловском Посаде: Олег Чухонцев и примерно 15 писателей, творчество которых используется для конкурса чтецов.

 – А вам не обидно, когда вы видите класс, где заинтересованы в учебе лишь несколько человек?

– Нет. Сейчас в 10 класс переходят люди, не знающие, чего хотят, сложно их расшевелить. Поэтому даже когда ученики приносят бумажную книгу, это уже результат. Нужно показать, что книга – это не то, что было 200 лет назад, она живет с нами, доходит до нас. Сейчас так не ждут новую главу в газете или журнале. Сейчас ждут новую серию сериала. Да и раньше круг читающих был небольшим, узким. Во времена Маяковского не было активного читательского интереса, был интерес к эпатажу, стиху, призыву, агитации. Общество никогда не имело большого процента читающих.

– Однако что же делать с детьми, которые отказываются читать?

– Это не дети не читают, а родители не читают. В этом проблема.У меня не читали родители, но рядом было окружение. Понимаете, прочитать «Мастера и Маргариту» – это не прочитать параграф, нужна фантазия и образы. Если изначально у ребенка своровали мир образного мышления, не дали этот мир, о чем и пишет Экзюпери в  «Маленьком принце», то человек сможет вернуть его, если захочет, только в  сознательном возрасте. Толстой говорил о важности воспитания в семье, это действительно очень важно. Не надо винить государство, общество, начни с себя. Сейчас мы набираем культурную силу, не было такого в 90-х. Мы учимся заново читать. И эти возгласы: «Вот люди не читают!», так почему же не кричат: «Вот не разбираются в химии и биологии!». Я понимаю, что литература – это нравственность, но морально-нравственные устои можно подпитывать и через бытовые моменты, в разговоре с семьей и друзьями. Читающий всегда найдется.

 

Опубликовано Рубрики Статьи

Добавить комментарий