12.01.2019
Статьи Интервью Короткие

«Если убрать все декорации, то Монако похоже на Жулебино»

Мореход Александр Пчеловодов – о дальних странах, пиратах и затонувшем самолете

Время чтения: 3 минуты

– Чем запомнилось вам первое заграничное плавание?

– Это был 92-й год, когда вся страна ездила в Турцию за шмотками. Вот и мы с друзьями из Новороссийска пошли в Турцию. По морским законам любое судно, заходящее в иностранный порт, должно нести флаг своей страны и флаг гостевой страны. Так как у меня они отсутствовали, я купил какую-то ткань, из которой получилось сшить российский триколор, а на красный лоскут приклеили полумесяц и звездочку – так получился турецкий. Пришли в Стамбул, и на первом же причале нас встретили полицейские с автоматами. Оказалось, флаги выгорели под  солнцем и морской воды. От белого-сине-красного осталась только розовенькая полосочка, а вот турецкий флаг стал салатовым, как флаг Пакистана. У Турции на тот момент были не очень ласковые отношения с этой страной. Полиция у них такая же, как у нас – сначала они забирают, потом разбираются. Скрутив руки, отвезли нас в местный участок, в обезьянник. Мы там посидели два часа, нас накормили пиццей, потом все эти проблемы разрешились, и нас привезли обратно на яхту. Вот это была смешная ситуация. То есть я не судим, но в турецком сизо я посидел.

– Какая страна вам больше всего полюбилась?

– Все страны очень хороши, прекрасны, но на мой взгляд лучше всего, конечно, в России. Страны, в которые меня заносили мои приключения, можно сказать, пафосные. Точнее, не страны, а места пафосные: Канны, Ибица, Майорка. Все это – маленькие деревеньки, с которых, если убрать все декорации, то то же Монако будет похоже на Жулебино.

Александр на яхте около Мармариты, Турция
Александр на яхте около Мармариты, Турция

– Какой самый необычный случай из ваших путешествий?

– Посвящение в пираты на Карибских островах. Людям ставят 10 стаканов и бутылку рома. Разливают ром, больше нет ничего, ни запить, ни закусить. На три-четыре мы должны все вместе выпить стакан рома залпом, а потом еще раз на три-четыре должны хором сказать фразу «за горами холм с кулями, выйду на холм куль поправлю». Ни у кого не получалось!

– Как вы нашли затонувший самолет?

– Работая на научно-исследовательском катамаране «Бриз» в Керченском проливе, мы готовили судно для сдачи в аренду научным работникам: океанографам, гидрографам, гидрологам. Задача их состояла в том, что нужно было просканировать морское дно и глубину на предмет взрывчатых веществ, потому что там шли бои в войну, и до сих пор есть опасность взрыва. Проверяя этот участок, мы наткнулись на какой-то интересный объект, поставили точки на координатной карте, спустился водолаз с камерой. И обнаружил остатки самолета.

В нашу задачу не входило поднимать его, да и не было для этого  серьезных механизмов. Но вспомнили, что танки и самолеты из болот поднимают, чтобы опознать тех, кто был там, чтобы кто-то из числа без вести пропавших наконец был с именем и похоронен. Это нами и двигало.

Когда мы подняли самолет (с трудом, но подняли), задача была выгрести все ракушки из кабины, потому что за 72 года многовато накопилось. Достали оттуда останки, положили все это в ведро с морской водой, чтобы не развалились они на солнце. Самолет отвезли в Геленджик. Там у нас его приняли «следопыты». Нас поздравили, и мы ушли по своим делам. А дальше уже я узнал, что на самом дне кабины, нашли орден Красного Знамени и уже по его номеру определили, кто погиб в этом самолете. Сейчас этот самолет установлен недалеко от Москвы, в Кубинке в музее.

Опубликовано Рубрики СтатьиМетки

Добавить комментарий