15.04.2019
Статьи Интервью Средние

А вы попали под реновацию?

Монологи живущих в нечеловеческих условиях и мнения экспертов

Время чтения: 4 минуты

Для большинства из нас дом — это место, где всегда тепло, уютно и безопасно. Но некоторые москвичи до сих пор живут в домах, где отваливается штукатурка, а старая проводка может вспыхнуть в любой момент. Почему? У каждого своя история и свой ответ на этот вопрос.

А куда съезжать?

— Дом признают аварийным после проведения технического обследования. Проверяют качество водоснабжения, отопления, канализации. Исследуют, упадет дом или нет, может ли он держать нагрузки.

Но в реальности часто происходит так, что никакого обследования фактически не проводится, просто делают «левое» экспертное заключение, и никакие эксперты на объект не выходят.

Нужно разделять объекты с живой и неживой функцией, то есть жилые и нежилые здания. Нежилые (например, офисы) обычно принадлежат одному субъекту. А у жилых домов куча разных собственников, поэтому содержать их очень сложно. Сложно настроить систему, связанную с ремонтом, реставрацией — с чем угодно.

Фактически собственники должны сформировать товарищество собственников жилья (ТСЖ). Оно могло бы заказать проект реставрации и реализовать его. Но в наших условиях это практически невозможно себе представить. Не существует никакой системы субсидирования и поддержания собственников в России.

Виталий Стадников, заместитель декана Факультета городского и регионального развития НИУ ВШЭ

Все старое

— Я здесь с 1995 года живу, и с тех пор еще ни разу ничего не делалось. Только стены иногда подкрасят. Дом обещали снести еще при Лужкове в 1999-м, потом в 2002-м, потом в 2007-м. Так до сих пор и сносят.

Все старое. Начиная от труб, отопления. Года четыре назад приехали из отпуска, а здесь батарея просто потекла. Мы звонили в ЖЭК, там говорили – обращайтесь в аварийную службу, у нас никого нет. Только когда в мэрию дозвонились, быстренько прибежали и все сделали. А так бесполезно.

Местоположение дома очень хорошее, район хороший. Если искать что-то другое, то только за город уезжать. А пока дети учатся, смысла нет. Здесь и школа, и детский сад, и метро доступно, и вообще все рядом.

Виталий, район Кузьминки

Не переезжаю — боюсь

— Никто не жалуется, чтобы не запихнули туда, куда не надо. В моем доме условия неидеальные, но я не переезжаю — боюсь, что на новом месте они будут еще хуже.

Вот недавно построили дом 97 на Волгоградском проспекте, так там кухни без окон, вместо них стеклянная дверь на балкон. Когда люди пожаловались депутату Госдумы, он ответил: «Может, это неплохо, когда человек пьет чай на балконе».

Жительница района Кузьминки

Ждем и ждем, а люди все умирают и умирают

— Я живу в общежитии с коридорной системой. Один большой коридор, одна большая кухня, пять плит, три раковины, три унитаза, одна душевая на 30 с лишним человек.

Человек — скотина, ко всему приспосабливается. Я здесь родился, дети мои здесь родились. А куда переезжать? Где брать деньги? Еще и детей надо поднимать, образование им давать, жить.

В программу реновации я не верю. Нас обещали переселить. Мы все ждем и ждем, а люди все умирают и умирают. Страшно здесь. В этом подъезде несколько лет назад у семьи четверо детей угорели в пожаре. Проводка старая, загорелась. Каково родителям? Всех своих детей потеряли. Как им дальше жить?

Алексей, Басманный район

Хочется иметь свой уголок

— Жить в нашем доме, конечно, опасно. Я сама здесь живу с тех пор, как вышла замуж. Потому и не уезжаю. Семья здесь.

В общежитии кто-то дружит, кто-то нет, кто-то друг с другом не разговаривает, кто-то просто нормально общается. По-разному. У кого-то дети дружат. Детям здесь особенно сложно.

Постоянно видеть вокруг столько лиц не всегда приятно. Хочется все-таки иметь свой уголок и жить спокойно. А у нас общая кухня, общая ванная. Ванная, когда идут дожди, протекает.

Нелли, Басманный район

Не может ничего быть стопроцентно идеально

— Узкие окна — это не брак. Это проект дома, и его житель не выбирает. Сейчас жители переселяются в дома, не построенные специально для реновации. Это строительство начнется в 2020-м, 2021-м годах. Вот тогда дома пойдут под программу.

Но иногда действительно есть нарушения в отделке или недоделки скрытые. Допустим, прибито что-то не так, часть плинтуса торчит, не закреплено окно. Такие случаи были и будут. Не сказать, что это массово, но неизбежно. Не может ничего быть стопроцентно идеально. В такой ситуации житель пишет застройщику, а он передает это в управляющую компанию, где исправляют эти «недоделки». В течение двух лет обязаны исправить.

Пока очереди на переселение нет, график должен появиться не позднее 31 декабря 2019 года. В нем правительство Москвы распишет, кто когда будет переселяться. Первый критерий, по которому будет выстраиваться очередь при заселении в новый дом, — техническое состояние старого дома.

Таисия, консультант Общественного штаба по контролю за реализацией реновации

Может, дом упадёт завтра

— Уехать нет никакой возможности, потому что мы просто не знаем, куда нам ехать, куда деваться. Дом включен в программу реновации, нас должны переселить. А через сколько переселят — мы тоже не знаем. И переселят ли вообще. Может, дом упадет завтра.

Трещин в доме много. Страшно. Потому и пить начали, что страшно. Трещины в стенах мы замазываем. Самую большую снаружи тоже замазали, а внутри, под батареей, в нее руку можно засунуть.

На первом этаже опечатанная квартира. Леха пропал год или полтора назад. И это в центре Москвы, на Арбате.

Муж и жена Рябовы, район Арбат

При встрече Алексей охотно показал, как они живут, разрешил сделать фото, только просил поскорее, чтобы соседям не мешать. Нелли простодушно делилась сложностями своей жизни, надеясь, что её услышат, а её страх за себя и семью поймут. Рябовы сходу предложили водку и зайти в гости — погладить кота Кузю.

Авторы: Полина Елисова, Елизавета Машинина, Софья Полякова, Яна Ретунская, Елизавета Шапатина

Views All Time
Views All Time
254
Views Today
Views Today
2
Опубликовано Рубрики Статьи

Добавить комментарий