Philipp Plein is in the middle of a scandal

The designer dedicated his latest show to Kobe Bryant

Время чтения: 3 минуты

Извините, этот техт доступен только в “Американский Английский”.

Valentino’s collection is not on the catwalk but in the cinema

The fashion Brand collaborated with Luca Guadagnino, a film director

Время чтения: 3 минуты

Извините, этот техт доступен только в “Американский Английский”.

Salvatore Ferragamo will restore sculptures in Florence

The fashion house will donate more than 1 million euros

Время чтения: 3 минуты

Извините, этот техт доступен только в “Американский Английский”.

Salvador Dali exhibition through the Curator’s eyes

A win-win combination for the immortal glory

Время чтения: 4 минуты

Извините, этот техт доступен только в “Американский Английский”.

The last couture show of Jean-Paul Gaultier

In the finale, the fashion world threw the maestro into the air and chanted “Gauthier! Gauthier!”

Время чтения: 3 минуты

Извините, этот техт доступен только в “Американский Английский”.

Искажая нормы

Уродливое становится новым эталоном красоты

Время чтения: 5 минуты

Персональный стилист, основатель бренда одежды и фотопроекта Екатерина Галас рассказала об актуальных тенденциях в мире моды

— Мир моды впадает в крайности

Dolce & Gabbana выпустили ролик, рассчитанный на азиатского потребителя, где девушка ест палочками европейскую еду, в том числе пиццу. Это вызвало шквал протестов у азиатов, потому что они посчитали, будто их выставили людьми малокультурными. Дизайнеры не понимают, куда податься — эко, феминизм, бодипозитив — все смешивается.

А теперь по порядку. Существует глобальный экотренд. Его поддержал не эконастроенный Gucci, который несколько сезонов назад отказался от использования меха.

Также на пике популярности находится бодипозитив. Буквально неделю назад была в Дубае и заметила, что у Nike манекены огромных размеров, а ведь бренд всегда пропагандировал спорт. Теперь люди с лишним весом выступают с заявлениями, что кто-то ущемляет их права. Вспомните, Yves Saint Laurent, сложно представить эти платья на полных женщинах.

Нейтрально настроенный бренд Bottega Veneta тоже приспособился к неустойчивой ситуации в индустрии. В итальянском модном доме поменялся креативный директор. Новый пришел из марки Celine и делает на базе Bottega Veneta очень классные вещи. Ему приписывают минимализм, который тоже является глобальным трендом. Эту марку не преследуют скандалы, как Dolce и Gucci.

Рекламная кампания Gucci весна-лето 2013: вызов и желание в ярких красках
Рекламная кампания Gucci весна-лето 2013: вызов и желание в ярких красках

– Уродливое становится новым эталоном красоты 

Gucci был одним из первых, кто стал использовать моделей-трансгендеров, среди которых тяжело отличить парней от девушек. Раньше бренд был нарочито сексуальным и женственным, а рекламные кампании и вовсе — суперсекс. А теперь он проводит смешанные показы. Gucci ввел такой тренд, как стирание традиционной женственности. Его поддержал Louis Vuitton.

Balenciaga — тоже яркий пример того, когда не отличишь мужскую одежду от женской. Дизайнеры стараются создавать ugly-fashion, демонстрировать искаженные представления о женской одежде, все уравнивая, выпуская в женских показах мужчин, в мужских — женщин. Мода стремится к тому, что чем уродливее, тем красивее.

Рекламная кампания Gucci Pre-Fall 2019
Рекламная кампания Gucci Pre-Fall 2019: торжество ugly-fashion

Напротив, Tom Ford придерживается женственных форм. Это всегда сексуальные модели и макияж. Наблюдая за его показами, видишь, как человек восхищался женщиной.

Также сюда можно отнести старинные бренды, которые сейчас находятся не на вершине модного пьедестала. Например, Versace — торжество женственности. Пусть эту марку тоже преследуют скандалы, интриги, расследования. Но ДНК бренда сохранено.

В коллекциях Michael Kors всегда присутствует классицизм. Это то, чего сейчас и не хватает.

Эмили Ратаковски в сентябрьском номере Harper’s Bazaar
Эмили Ратаковски в сентябрьском номере Harper’s Bazaar

– В сентябрьском номере Harper’s Bazaar Эмили Ратаковски запечатлена с небритыми подмышками 

Движение бодипозитив создавалось в поддержку людей с приобретенными недостатками или тех, кто уже родился с какими-то несовершенствами. Оно учило общество реагировать нормально на таких людей. А позже это свелось к тому, что девушки стали демонстрировать свои небритые подмышки, неухоженные ноги, лишний вес и говорить, что это нормально.

В своем фотопроекте, я с удовольствием снимаю людей с родимыми пятнами, витилиго. Учу своих детей и  учеников видеть в этом красоту и ни в коем случае никак не определять человека по тому, есть у него заболевание или нет.

Модель с витилиго Винни Харлоу
Модель с витилиго Винни Харлоу

А то, что девушки стали демонстрировать мозоли и подмышки, на мой взгляд, противоречит женственности. У нас не осталось ничего интимного. Эмили Ратаковски не должна участвовать в подобных съемках, потому что она икона стиля, культовая личность для молодых девочек 16-18 лет.

В последнем показе Balenciaga, роскошную женщину Ренату Литвинову, Демна Гвасалия представил в образе женщины, будто бы пережившей химиотерапию. Я понимаю, что он хотел сказать. Женщина —  это не макияж, не косметика, не волосы, не укладка. Но если женщина хочет нравиться, если она, в первую очередь, хочет это общество вдохновлять, то это не про подмышки.

Лара Стоун после родов попросила ее не ретушировать. Это мне импонирует. Одно дело показать свою неухоженность, а другое — увидеть красивую женщину после рождения ребенка с несовершенными формами и без кубиков пресса.

Рената Литвинова в качестве модели на показе весна-лето 2020 модного дома Balenciaga
Рената Литвинова в качестве модели на показе весна-лето 2020 модного дома Balenciaga

– Невозможно все рушить, надо балансировать

Радикальные общества толкают марки на то что, бренды теряют свое ДНК. Это приводит их к краху. Мы уже остались без Balenciaga, который раньше был женственным и красивым. То же происходит с Dior, практически с каждым брендом. Невозможно стремиться все рушить. Надо балансировать.

Персональный стилист, основатель брендов @galas_galas_galas и @galas_mood, Екатерина Галас
Персональный стилист, основатель бренда одежды и фотопроекта Екатерина Галас. Фото: Sobaka.ru

– На месте креативного директора Victoria’s Secret я бы поступила как политик

Я бы задумалась о балансе. Если ты хочешь иметь коммерчески успешный бренд, то не можешь позволить себе игнорировать мировые тренды.

Помните историю коллаборации H&M с Карлом Лагерфельдом? Тогда мэтр высокой моды высказался о том, что не хотел бы в своих линейках делать размеры L, XL. Кутюрье сам похудел на 40 кг, чтобы носить slim-костюмы от Hedi Slimane. Будь я такой личностью, как Лагерфельд, я бы осталась верной своим взглядам. А будь я исполнительным директором Victoria’s Secret, то поступила бы как дипломат, политик и балансировала бы на грани. Продолжила бы культ здорового тела, не выпускала на подиум моделей 10 XL, но в слоганах говорила бы, что женщина прекрасна в любом весе.

Уроженка Бразилии Валентина Сампайо стала первой моделью-трансгендером бренда Victoria's Secret
Уроженка Бразилии Валентина Сампайо стала первой моделью-трансгендером бренда Victoria’s Secret

– Менять стратегию приходится таким гигантам как VS, значит, мы достигли точки невозврата

Модели VS — идеальные девушки. Прокачанные, но не перегруженные мышцами и не аскетично сложенные. Это всегда ухоженные женщины, загорелые, иконы мирового стиля. Victoria’s Secret — синоним идеальной женщины. Они сами возвели это в культ, а теперь из-за давления общества, пытаются от этого отходить. Первые предпринятые шаги были — взять модель трансгендераизменить слоганы, внедрить моделей plus-size. Менять стратегию приходится таким гигантам как Victoria’s Secret, значит, мы достигли точки невозврата.

3 countries provided the Moscow museum with Marc Chagall’s works

The exposition of Russian-born Jewish artist is exhibited in New Jerusalem

Время чтения: 3 минуты

Извините, этот техт доступен только в “Американский Английский”.

«Не дай вам бог жить в интересные времена»

Чем удивила венецианская биеннале-2019

Время чтения: 5 минуты

58-я всемирная выставка искусства, названная «Не дай вам бог жить в интересные времена», куратора Ральфа Ругоффа пройдет с 11 мая по 24 ноября. Президент биеннале Паоло Баратта объясняет, что за основу была взята фраза, которую долго принимали за древнекитайское проклятие. Она указывает на эру неуверенности, кризиса, смятения и угрозы. «Интересные времена – те, в которые мы живем сегодня», – отмечает Баратта.

Выставка состоит из работ 79 ныне живущих художников. Она  разделена на 2 отдельных шоу – одно в Арсенале, другое в павильоне Джардини. Представлено множество картин, фильмов, видеоконтента, пространственных и цифровых работ. Также на время биеннале преобразился и сам город. Инсталляции можно увидеть на центральных улицах.

Один из фокусов выставки направлен на «эру постправды». Авторы покажут, как они справляются с так называемыми фейковыми новостями, создавая пространство для комплексного осмысления и многоуровневого дискурса.

Крытый пляж в павильоне Литвы на венецианской биеннале 2019
«Крытый пляж» в павильоне Литвы на венецианской биеннале 2019

Куратор Ральф Ругофф о своей концепции:

«В тот момент, когда распространение фальшивых новостей (fake news) подрывает политический дискурс и доверие, от которого оно зависит, стоит пересмотреть наше к ним отношение. Название выставки тому пример. Древнекитайского проклятия никогда не существовало, несмотря на то что западные политики ссылались на него в выступлениях на протяжении столетия. Выставка не имеет конкретной темы, но ее цель – развитие критического мышления. Художники предлагают альтернативное видение общеизвестных фактов и новые способы их контекстуализации».

Работы, которые нельзя пропустить

Британский уличный художник Бэнкси оставил свой след на венецианской биеннале с помощью граффити. На нем изображен ребенок-мигрант в спасательном жилете, который запускает в воздух сигнальное пламя. Произведение, которое обладает всеми характеристиками Бэнкси, еще не появилась в Instagram-аккаунте скрывающегося от публики художника или на его веб-сайте.

Мальчик-Мигрант Бэнкси в спасательном жилете и с сигнальным пламенем в руке
Мальчик-мигрант Бэнкси в спасательном жилете и с сигнальным пламенем в руке в Венеции

Бэнкси не раз обращался к кризису беженцев в своей работе. В 2015 году он использовал образ покойного Стива Джобса, основателя Apple, с черной сумкой, переброшенной через плечо, и компьютером своего бренда в руке в «лагере беженцев» в Кале.

В заявлении, сопровождающем эту работу, Бэнкси сказал: «Нас часто убеждают, что миграция – это утечка ресурсов страны, но Стив Джобс был сыном сирийского мигранта. Apple является самой прибыльной компанией в мире, она платит более 7 млрд долларов налогов в год. Такое стало возможным только потому, что молодому человеку позволили творить».

Стив Джобс Бэнкси в лагере беженцев в Кале
«Стив Джобс» Бэнкси в лагере беженцев в Кале

Эта композиция резко контрастирует с работой швейцарско-исландского художника Кристофа Бюхеля. «Barca Nostra» – ржавеющее рыболовное судно. Сотни людей, пытавшихся добраться до Италии из Ливии, утонули в ночь на 18 апреля 2015 года, когда оно столкнулось с португальским грузовым кораблем. Большинство погибших мигрантов были заперты в трюме и машинном отделении.

 Корабль был обнаружен итальянским военно-морским флотом на дне моря в июне 2016 года и доставлен на базу НАТО на Сицилии, где проходило опознание жертв.

Публичная реакция варьировалась от возмущения до одобрения.

"Barca Nostra" Кристофа Бюхеля на всемирной выставке искусства 2019
«Barca Nostra» Кристофа Бюхеля на всемирной выставке искусства 2019

Заместитель премьер-министра Италии Маттео Сальвини из ультраправой партии Лиги, который закрыл итальянские порты для кораблей с мигрантами, осудил показ судна за «политическую пропаганду», в то время как Роберто Чамбетти, президент Регионального совета Венеции, который также является членом партии Лиги призвал доставить экпонат в Швейцарию, родную страну Бюхеля, «чтобы Швейцария могла подумать о том, как разместить мигрантов на своей территории».

Корреспондент газеты «Италия» Лоренцо Тондо пишет в The Guardian, что «выставляя  обломки в таком художественном контексте – вдали от учреждений, которые несут ответственность за трагедию, или сообществ, которые год за годом наблюдают этот ужас – существует риск потерять чувство политического обвинения. Также ставит под сомнение решение автора и тот факт, что корабль находится слишком далеко от тех, кому послание художника должно быть адресовано».

По случаю Венецианской биеннале искусства в 2019 году Лоренцо Куинн представил последнюю работу под названием «Строительство мостов». Автор известен своей предыдущей инсталляцией 2017 года, когда пара рук поддерживала знаменитый итальянский город. Новая скульптура состоит из шести пар рук, соединяющихся над входом в Арсенале. Каждая пара представляет одну из шести всемирных ценностей: дружбу, мудрость, поддержку, веру, надежду и любовь. Концепция проекта заключается в объединении людей, преодолевающих свои разногласия для совместного построения лучшего мира.

Предыдущая работа Куинна "Поддержка" в Венеции
Предыдущая работа Куинна «Поддержка» в Венеции

Венеция была выбрана в качестве местоположения для самой масштабной работы Куинна  неслучайно. Город долгое время ассоциировался с международной торговлей и сплетением различных культур. Инсталляция (20 метров в ширину и 15 метров в высоту) напоминает знаменитые мосты, характерные для Венеции. Художник комментирует: «Венеция – город всемирного наследия, город мостов. это идеальное место для распространения идеи единства и мира во всем мире, чтобы больше людей по всему свету строили мосты навстречу друг другу, а не скрывались за высокими стенами».

Первая пара рук, старая и молодая, символизирует мудрость. Так автор доносит идею о передаче знаний из поколения в поколение. Вторая пара с переплетенными пальцами – надежда. Они представляют оптимистичный взгляд на будущее. Третья – любовь – крепко сжатые руки говорят о страстной преданности. Следующая пара  – образ поддержки. Руки изображены в жесте рукопожатия, обозначающем как сочувствие, так и понимание в состоянии физической, эмоциональной и моральной угрозы. За пятой парой стоит концепция веры. Детская рука, сжимающая пальцы родителей, является напоминанием об обязанности воспитывать молодое поколение, дарить ему уверенность в завтрашнем дне. Последние две нежно соприкасающиеся ладони демонстрирует дружбу. Их связь образует симметричный образ доверия.

Работа Куинна "Строящиеся мосты" в Венеции
Работа Куинна «Строительство мостов» в Венеции

Как быть дэнди в эпоху масс-маркета?

Решающее утверждение кэмпа: это хорошо, потому что это ужасно

Время чтения: 6 минуты

Выставка «Кэмп: записки о моде» пройдет с 9 мая по 8 сентября в Институте костюма при Метрополитен-музее в Нью-Йорке. Более чем 250 экспонатов поведают об истоках эстетики кэмп. Эссе Сьюзен Зонтаг 1964 года Заметки о «кэмпе» было взято за основу показа. В нем автор исследует, как ирония, юмор, выдумка, театральность и преувеличение выражаются в моде.

Что такое кэмп по версии Сьюзен Зонтаг ?

Кэмп – любовь к преувеличению, степени «экстра» вещей. Ар Нуво – типичное направление для кэмпа. Мастера этой эпохи, превращают  предмет во что-то совершенно иное: осветительные приборы в виде цветущих растений, гостиная, которая на самом деле является гротом. Примером служат входы в парижское метро, спроектированные Эктором Гимаром в конце 1890-х годов в форме чугунных стеблей орхидей.

Фото Вход в метро в Париже, спроектированный Гектором Гимаром
Вход в метро в Париже, спроектированный Гектором Гимаром

Поэтому кэмп видит все в кавычках. Это не лампа, а «лампа», не женщина, а «женщина». Воспринимать кэмп в образах людей– значит видеть их как роль, которую они играют. Это достигшая своего максимума метафора «жизнь – театр».

Также отличительной чертой кэмпа является дух экстравагантности. Кэмп – это женщина, которая ходит в платье из трех миллионов перьев. Кэмп – это картины Карло Кривелли с драгоценностями, насекомыми и трещинами в каменной стене. Кэмп– это эстетизм шести американских фильмов Штернберга с Марлен Дитрих, особенно, последний, «Дьявол – это женщина».

В Кэмпе часто что-то недооценивают. Например, здания Гауди в Барселоне– это кэмп не только из-за их стиля. Они раскрывают– прежде всего в Соборе Святого семейства – стремление одного человека делать то, что потребует работы поколения, целой культуры.

Фото Картина Карло Кривелли «Мадонна с младенцем»
Картина Карло Кривелли «Мадонна с младенцем»

Кэмп полностью эстетичен. Он воплощает в себе победу «стиля» над «содержанием», «эстетики» над «моралью», иронии над трагедией. Кэмп предлагает комическое видение мира. Если трагедия– это переживание гипервключенности, то комедия– это переживание недостаточного вовлечения, отрешенности.

Почему кэмп – дендизм в эпоху массовой культуры ?

Отрешенность является прерогативой элиты, и, поскольку денди является суррогатом аристократа 19-го века в культуре, кэмп является современным дендизмом. Кэмп – ответ на вопрос, как быть денди в эпоху массовой культуры.

Фото собор Святого Семейства в Барселоне архитектора Гауди
Собор Святого семейства в Барселоне архитектора Гауди

Денди породист, его осанка выражает презрение или досаду. Он ищет редкие ощущения, не оскверненные массовой оценкой. (Пример: Дез Эссент в романе «Наоборот» Гюисманса). Он отдаёт всего себя изысканному вкусу.

Знаток кэмпа нашел новые удовольствия. Не в латинской поэзии, редких винах или бархатных пиджаках, но в самых грубых и распространенных удовольствиях масс. Но поддавался им в редких случаях. Кэмп– дендизм в эпоху массовой культуры – не делает различие между уникальным предметом и объектом массового производства.

Фото Платье Кендалл и Кайли Дженнер в платьях Versace на Met Gala 2019, темой которого был Кэмп
Платье Кендалл и Кайли Дженнер в платьях Versace на Met Gala 2019, темой которого был кэмп

Оригинальный денди ненавидел пошлость. Новый денди, приверженец кэмпа, ценит вульгарность. Там, где денди будет постоянно обижаться или скучать, ценитель кэмпа постоянно удивляется, восхищается. Денди держал надушенный платок у носа и мог потерять сознание, ценитель кэмпа чувствует вонь и гордится своими крепкими нервами.

Решающее утверждение кэмпа: это хорошо, потому что это ужасно.
Наиболее сложный аспект выставки «кэмп: заметки о моде» – заставить людей поверить, что у одной концепции может быть несколько определений. В черно-белом веке, где мир делят на хорошее и плохое, кэмп – о том, как сосуществуют противоречия.

Эндрю Болтон, куратор института костюма, о Кэмпе

Кэмп – это экстра, утверждает Болтон в интервью журналу Vogue. Дрэг-квин – это апофеоз кэмпа. Джон Уотерс – его кинематографический гуру. Шер – одна из самых ярких практикующих.

Кэмп – это язык, который эволюционировал с течением времени. «То, что было подрывным и политическим, утратило свою остроту»,– говорит Болтон о кэмпе. Но его философия искусственности продолжает процветать в работе современных дизайнеров.

Выставка camp: notes on fashion в Институте Костюма в Нью-Йорке
Выставка camp: notes on fashion в Институте Костюма в Нью-Йорке

Три века назад французский драматург Мольер поставил пьесу «Плутни Скапена»  в Париже. Культурная история помнит этот момент как первое известное использование французского глагола «se camper» – и фактическое рождение эстетики кэмпа.

В комедии, состоящей из трех актов, Скапен, хитрый камердинер, убеждает другого слугу выдать себя за наемника, чтобы получить большую сумму денег. «Выстави вперед одну ногу (англ. camp about on one leg)»,– говорит ему Скапен.– «Положи руку на бедро. Сделай яростный взгляд. Позируй – будто ты король драмы».

История кэмпа и его многочисленных повторений разворачивается в коридорах цвета фламинго в институте костюма на пятой авеню.

Платье Тьерри Мюглера на Карди Би во время церемонии Грэмми 2019

Как построена выставка?

Первая часть выставки, проводит посетителей через серию «намеренно клаустрофобных» коридоров, согласно Эндрю Болтону. «Шепчущие галереи» символизируют скрытность, которые окружали происхождение термина. Как принято на показах Института костюма, переплетаются история, искусство и мода. Наряд Chanel конца 1980-х здесь сочетается с портретом Людовика XIV 18-го века. Жан-Поль Готье и Вивьен Вествуд делят центр внимания с Робертом Мэпплторпом.

Мы движемся от кэмпа Мольера в кэмп Кристофера Ишервуда. В романе 1954 года «Мир вечером» он отличал высокий кэмп (утонченная барочная эстетика) от низкого кэмпа («свистящий маленький мальчик с пероксидными волосами, в шляпе, одетый в боа из перьев»).

Платья Erden – ода Фанни и Стелле
Платья Erden – ода Фанни и Стелле

Кутюр – одна из движущих сил выставки. За стеклянными панелями представлен гибрид смокинга и платья от Gaultier, пара вечерних платьев Erdem (одно синее, одно розовое) – дань уважения Фанни и Стелле, двум викторианским трансвеститам, чей гардероб был конфискован полицией в 1870-м. На соседней витрине розовый манекен одет в мини-платье без рукавов, на котором напечатаны знаменитые банки с томатным супом Кэмпбел от Энди Уорхола. Можно узнать архивный ансамбль Тьерри Мюглера, который Карди Би носила в феврале на церемонию Грэмми, сохранившийся с середины 1990-х годов. Эта первая половина выставки завершается эссе Сьюзен Зонтаг, черновой вариант которого демонстрируется рядом с фотографией его автора.

Зонтаг, говорит Болтон, была «первой писательницей, которая исследовала кэмп как серьезный предмет, достойный политического и культурного анализа». Она также была, по словам директора Met Макса Холлейна, частым посетителем музея в Верхнем Ист-Сайде.

Во второй части выставки посетитель видит кэмп Зонтаг в полном расцвете – просторную темную комнату, резко контрастирующую с преднамеренно тесными «шепчущими галереями» первой половины. Комната, «эхо-камера», согласно Болтону, символизирует «выход за пределы». Кэмп больше не скрытный, не клаустрофобный – и, как бы экстравагантно это ни звучало, посетители могут почувствовать физический эффект этого освобождения, поскольку воздух вокруг них становится прохладнее и им легче дышать.

Здесь одежда больше не ограничивается уровнем земли, а скорее распространяется от пола до потолка. На одном стенде представлены наряды Ashish Gupta со сверкающими сообщениями, выделенными жирными буквами: «Ты намного красивее, чем ты думаешь» или «Влюбись и будь нежнее». В экспозиции представлено знаковое платье-лебедь Бьорк от Marjan Pejoski, которое она надевала на Оскар 2001 года, а также платье из искусственного мяса Lady Gaga (оригинал был сделан из сырого мяса) с церемонии MTV Video Music Awards 2010.

Платье из мяса, которое Леди Гага надевала на церемонию MTV Video Music Awards 2010
Платье из мяса, которое Леди Гага надевала на церемонию MTV Video Music Awards 2010

Кэмп: «Заметки о моде» рассматривают его как вездесущую силу, которую легко обнаружить, но трудно ограничить словами. Кэмп легкомыслен на поверхности и глубок по сути; он требует быть увиденным, но отказывается быть оцененным. В этом и заключается главное препятствие, которое должна преодолеть выставка: люди приходят в Институт костюма, чтобы увидеть красивые вещи, и Кэмп идеальное воплощение этого желания. Но свести его к примитивной эстетике вещей значит исключить риск, с которым люди сталкиваются каждый день, выглядя так, как они хотят, и будучи теми, кем они являются.

Болтон, который сказал, что его много раз спрашивали, почему Институт костюма выбрал кэмп в качестве темы этого года, объяснил, что он стал свидетелем «возрождения кэмпа не только в моде, но и в культуре в целом». Кэмп, по его словам, имеет тенденцию набирать обороты «в моменты социальной и политической нестабильности, когда наше общество глубоко поляризовано», благодаря тому, что кэмп «реагирует вместе с общественным мнение и против него».

Платье-лебедь Бьорк от Marhan Pejoski
Платье-лебедь Бьорк от Marhan Pejoski

Зонтаг, как указал Болтон, считала, что люди, которые видят кэмп, не смеются над тем, что они подразумевают под этим термином, они этим наслаждаются.

Как Одри Хепберн стала иконой стиля

5 модных атрибутов, с которыми ассоциируется имя актрисы

Время чтения: 6 минуты

4 мая 1929 года в Брюсселе на свет появилась Одри Хепберн. Фильмография звезды «Завтрака у Тиффани» насчитывает более 100 картин. Такие как «Римские каникулы», «Сабрина», «Ундина» стали классикой золотой эры Голливуда. Но восхищала Одри Хепберн не только  актерской игрой, но и своим стилем. Балетки, укороченные брюки, короткую стрижку, массивные очки и одежду от Живанши неизменно связывают с ее именем.

Балетки
Образ Одри Хепберн для роли в фильме "Сабрина"
Образ Одри Хепберн для роли в фильме «Сабрина»

В юные годы актриса увлекалась балетом, отсюда ее любовь к балеткам и лоферам, которые напоминали пуанты. Обувь на плоской подошве (особенно Tod’s) она предпочитала каблукам и появлялась в ней как в кино, так и в повседневной жизни.

Укороченные брюки
Образ Одри Хепберн для фильма "Любовь после полудня"
Кадр из фильма «Любовь после полудня»

В 1950-60-х в модной индустрии за лидерство боролись два направления – лаконичный стиль битников и экстравагантный haute couture. Символом первого стали короткие брюки, в которых Одри Хепберн снималась в «Сабрине» и «Забавной мордашке». Образ она дополнила балетками.

Короткая стрижка
Одри Хепберн на съемках "Римских каникул"
Одри Хепберн на съемках «Римских каникул»

Ультракороткие стрижки, pixie и боб, станут культовыми в 1965 году благодаря британскому стилисту Видалу Сассуну, которого NY Times назовут «Битлс парикмахерского искусства». Но героини Одри начнут экспериментировать с длиной волос еще раньше. Так, в «Римских каникулах» 1953 года и «Сабрине» 1954 они избавятся от локонов. Придерживаться той же тенденции будут персонажи фильма «Любовь после полудня» 1957, «Как украсть миллион» 1966 и «Двое в пути» 1967.

Массивные очки
Модель солнцезащитных очков "Manhattan" Oliver Goldsmith в фильме "Завтрак у Тиффани"
Модель солнцезащитных очков «Manhattan» Oliver Goldsmith в фильме «Завтрак у Тиффани»

В начале 1960-х Голливудские знаменитости и Одри Хепберн в частности превратили в тренд массивные солнцезащитные очки. Предпочтение актриса отдавала британскому бренду Oliver Goldsmith. Так в «Завтраке у Тиффани» Холли Голайтли появляется в очках с леопардовой оправой и темно-зелеными стеклами –это модель Manhattan, которую путают с Ray-ban Waybarer. Форму Koko в объемной белой оправе выбрала главная героиня «Как украсть миллион» Николь, а Yuhu Джоанна в «Двое в пути». Все три винтажные модели можно приобрести в бутиках бренда.

Очки "Yuhu" Oliver Goldsmith в фильме "Двое в дороге"
Очки «Yuhu» Oliver Goldsmith в фильме «Двое в пути»
Модный дом Живанши

Одри Хепберн была музой и близкой подругой французского дизайнера Юбера де Живанши. Именно он создал десятки костюмов для героини, в том числе кружевную вуаль, которую актриса продемонстрировала в фильме «Как украсть миллион», и миниатюрное черное платье с вырезом на спине, ставшее визитной карточкой «Завтрака у Тиффани». Сама Одри не раз говорила, что статус иконы стиля – заслуга Юбера де Живанши.

Одри Хепберн в фильме "Сабрина"
Одри Хепберн в платье Givenchy в фильме «Сабрина»

Многие из нарядов, созданные французским модельером, вошли в историю моды. Эскизы часто переосмыслялись, дорабатывались и вновь появлялись на подиумах. Так, платье с вырезом-лодочкой, которое надевает героиня «Сабрины», легло в основу свадебного туалета Меган Маркл, герцогини Сассекской в 2018 году.

Свадебное платье герцогини Сассекской
Свадебное платье герцогини Сассекской – переработанный вариант платья из фильма «Сабрина»

В книге, посвященной матери, «Audrey Hepburn, An Elegant Spirit», сын актрисы Шон Хепберн Феррер рассказывает историю о том, как Юбер де Живанши предоставил личный джет для его матери. В возрасте 63 лет у нее диагностировали опухоль. Врачи предполагали, что жить осталось не более 3 месяцев. Единственным желанием Одри было покинуть калифорнийскую больницу, вернуться в Швейцарию и провести рождественские праздники с семьей. Перелет бы не состоялся без помощи друзей Юбера де Живанши и Банни Меллона. Борт самолета был уставлен цветами. После смерти актрисы дизайнер был назначен официальным распорядителем наследства.