Насильник Шурыгиной жаждет реабилитации

Сергей Семенов досрочно освобожден из колонии и не считает себя виновным

Время чтения: 2 минуты

Сергей Семенов, осужденный за изнасилование шестнадцатилетней Дианы Шурыгиной, досрочно освобожден за хорошее поведение. Изначально ему дали 8 лет колонии строго режима, затем сократили наказание  до 3-х лет общего режима. Но просидел парень только один год. 

Сергей во время отбытия наказания
Изначально Семенов был осужден на 8 лет колонии строгого режима

Сама жертва уже высказалась об освобождении: «Я считаю, это несправедливо. Год! Он отсидел всего год! Это мало. Он ничего не осознал. Он злой человек». Она посоветовала своему обидчику работать в детдоме, чтобы стать добрее к людям.

В феврале 2017 году Диана Шурыгина из Ульяновска проснулась знаменитой после участия в передаче «Пусть говорят». Она заявила, что ее изнасиловал Сергей Семенов, который уже отбывал наказание и был приговорен к 8 годам лишения свободы.

Диана Шурыгина с папой
Впервые девушка вместе с отцом появилась в программе Андрея Малахова

На федеральном канале девушка в подробностях рассказала о том злополучном дне, когда она впервые встретила Семенова. Диана вместе с подругой отправилась на день рождения за город. Там она встретила компанию парней, вместе с ними девушки распивали спиртные напитки. Описывая это, Шурыгина впервые употребила выражение «на донышке», которая впоследствии стала мемом и ее визитной карточкой. Позже, по ее словам, ей стало плохо и она прилегла поспать, и парень, воспользовавшись ее состоянием, совершил над ней насилие.

Многим тогда показалось, что Диана сама могла спровоцировать парня. Манеры и внешность девушки не производили впечатление жертвы. Жители Ульяновска встали на сторону Сергея и его семьи, называли поведение и образ жизни Дианы разгульными. С тех пор на ее семью началась настоящая травля, вынудившая переехать на другое место жительства. 

"На донышке"
Многие узнают Диану по этому мему «на донышке»

После этого эфира на девушку посыпались не только угрозы и оскорбления от телезрителей, но рекламные контракты. Шурыгина стала пользоваться своей популярностью, регулярно напоминая о себе. За этот год она успела выйти замуж, развестись, поучаствовать в программе «На самом деле», где проверилась на детекторе лжи.

Диана с мужем
Шурыгина успела выйти замуж и развестись

Теперь настала очередь Сергея, который решительно настроен обелить свое имя. Он считает, что его обвинили несправедливо. На его странице уже появилось фото с Андреем Малаховым. Он собирается принять участие в «Прямом эфире» на «России-1».

Поэтический рейв: мат и техно

Как проводит вечера московская андеграундная интеллигенция

Время чтения: 3 минуты

1 декабря в баре DISSIDENT современные поэты читали публике свои стихи, пока музыканты заставляли технику издавать звуки, погружая посетителей в состояние транса. Все это входило в программу так называемого «интеллигентного рейва» Eternal Poetry («вечная поэзия»).

На входе в бар образовалась огромная очередь. На улицу в странном белом комбинезоне с надписью «15 граммов счастья» вышла Варвара Рубановская, главный организатор мероприятия, московская поэтесса:

«Я ожидаю выхода на какой-то трансцендентальный уровень, выхода за пределы, на границу рационального и иррационального, чтобы все ******** (сошли с ума). В общем, жду взрыва».

Внутри громко играл нью-вейв и толпились люди. По залу бегал ребенок лет трех, с интересом разглядывал посетителей концерта, подходил к ним и бил по коленкам. Возле входа в бар курила парочка, обсуждая Шопенгауэра:»Страдание первично, поэтому мы курим плохие сигареты?»  Организатор, запуская опоздавших гостей, обсуждала с гардеробщиком Набокова.

Публика с бесплатными напитками в ожидании вечера
Публика с бесплатными напитками в ожидании вечера

Парень с синими волосами и пирсингом, представившийся Сашей, стоял в углу, держа в руках бокал вина. «Вообще о мероприятии я узнал из группы Паши Никулина, слежу за его творчеством. Хочу услышать, как вживую он читает свои стихи. И вообще я что-то зачастил на поэтические вечера».

В 9 вечера Рубановская подошла к микрофону и крикнула : «Мы — поэты нового времени, а старые поэты зашкварились!»

Первым читал Паша Никулин, главред «moloko plus«. На шее у него большими буквами было вытатуировано BORN FREE («рожден свободным»). Первое стихотворение было посвящено отказу от всего, к чему привыкли люди: тела, голоса, семьи, этничности, гендера и даже чечевичного супа. «Ты говоришь, что отказываешься, но ты не отказываешься!» — раздался голос из зала. На одно из стихотворений Никулина ушло 20 минут, каждая  строчка начиналась словом «менты». Пашу слушали, затаив дыхание.

Зрители наблюдают за выступлениями
Зрители наблюдают за выступлениями

Потом выступал Артем Коновалов. «Артем, зажги, а потом буду зажигать я!» — воскликнула Рубановская. Артем отложил в сторону микрофон и начал чуть ли не кричать. Его стихи про революцию, анархизм и современное общество публику не впечатлили. Многие потянулись из зала за остатками бесплатной еды и выпивки. После первого стихотворения кто-то крикнул: «Эшкере!». Артем сказал, что 30 минут — слишком много для поэта и замолчал. Какой-то мужчина увел его из зала со словами: «Все, наш мальчик закончил».

На сцену вышла Рубановская:

«Ну вы-то все понимаете, что сейчас будет гвоздь программы! Мы провозглашаем конец эпохи тотальной иронии постмодерна!»

Варвара пригласила всех пройти в соседний зал, чтобы посмотреть клип на ее стихотворение FATUM. Вместо клипа проектор показывал лишь синий экран. «Это постмодерн, это искусство, так задумано!» — крикнула Рубановская, вернулась на сцену и начала читать стихи. В зале заиграло техно. Мелодичный голос поэтессы накладывался на музыку, а сама Рубановская совершала странные телодвижения, то ложась на сцену и свешиваясь с нее, то раскачиваясь из стороны в сторону. Первые стихи были посвящены смерти. «Мне было 18, и мне было ***** (плохо)». К концу стихи стали жизнерадостней, а музыка — громче. Сказав, что «горечь старых ран» будет залечена, Рубановская сбежала со сцены и бросилась обнимать зрителей. «Ну че, давайте готичный клип позырим уже,» — предложила она после этого.

Варвара Рубановская во время выступления
Варвара Рубановская во время выступления

На этот раз проектор показал не синий экран, а черно-белый. Клип был о том, как мужчина в черном убивает Рубановскую и несет ее труп через лес. На фоне слышались строки стихотворения «о любви и смерти как фундаментальных основах бытия» (определение самой поэтессы). Клип закончился, раздались аплодисменты. Варвара представила молодого режиссера Юрия Зайцева, снявшего клип, и предложила публике посмотреть во второй раз. «Шучу, — сказала она и засмеялась, — лучше войдем в транс». Начался электронный сет от Sharkeisha. Большая часть посетителей ушла, остальные в течение получаса покачивались из стороны в сторону под электронику. Внезапно музыка оборвалась. Интеллигентный рейв подошел к концу.

На выходе я поговорила с гардеробщиком Иваном, который рассказал, что служил в Донецком ополчении. «Очень здорово, что в наше время — время компьютеров, интернета, андроидов — люди читают стихи. Я вообще поэзию люблю, особенно Серебряный век. Современную, правда, не знаю, но отношусь все равно хорошо», — сказал он.

Иван принес моё пальто, и я вышла из бара.

Овидия реабилитировали спустя 2000 лет

Мэр Рима и политики из «Движения пяти звезд» исправили историческую несправедливость

Время чтения: 2 минуты
Мэр Рима Вирджиния Раджи
Мэр Рима Вирджиния Раджи

Власти Рима отменили приговор императора Августа о ссылке Овидия в город Томы (на территории современной Румынии). Инициатором решения стала Вирджиния Раджи, занимающая пост мэра Рима. К ней присоединились участники «Движения пяти звезд».

Овидия выслали в 8 г.н.э. в самый отдаленный край Римской империи. Поэт посылал императору просьбы о возращении домой, но получал отказ. Он остался в Томах до самой смерти. В своих письмах неоднократно упоминал о том, что жизнь стала невыносимой.

Причины его изгнания – одна из больших тайн в литературе. В своих письмах под названием «Скорбные элегии» Овидий называет «стихи и ошибку» главными причинами своей ссылки. Литературоведы считают, что под стихами он имел в виду «Науку любви», но что за «ошибка», о которой сам поэт говорил, что она хуже убийства, – неизвестно до сих пор. По основной теории, поэт был связан с Юлией Младшей, которая была внучкой Августа. Примерно в это же время ее обвинили в прелюбодеянии и выслали из Рима. Предполагается, что она использовала виллу Овидия для своих целей. Вопросы вызывает суть их отношений. Овидий был предан своей жене и, по его собственным словам, вел безупречный образ жизни. Юлия была одной из богатых и знатных женщин Рима, и непонятно, зачем ей понадобилась вилла поэта.

История знает и другие случаи подобной реабилитации. В прошлом году итальянский город Губбио принес извинения за причастность к гонениям Данте Алигьери. Именно из Губбио был судья, подписавший смертный приговор поэту.

Данте обвинили в мошенничестве и взяточничестве. Его должны были сжечь на костре после вынесения приговора, но поэт узнал об этом и бежал из Флоренции в 1302 году и больше никогда не возвращался. Флоренция за изгнание Данте принесла извинения в 2008 году.

Сергей Есин: «В молодости мы всегда не знаем, о чем писать»

Последнее интервью писателя и многолетнего ректора Литинститута

Время чтения: 3 минуты

Сергей Есин — известный писатель и журналист, автор прогремевшего когда-то романа «Имитатор», многолетний ректор Литературного института им. Горького, практически спасший учебное заведение от закрытия, человек, который пообщался за свою жизнь с огромным количеством легендарных людей. 11 декабря 2017 года Сергея Николаевича не стало, и я оказалась последним человеком, взявшим у него интервью перед смертью.

— Когда вы написали свое первое произведение?

— Помню, что очень хотел быть писателем и удивлялся, почему это долгое время не получалось. Написал свою первую повесть, которая называлась «Живем только два раза», только в 69-м году. Так случилось, что она попала в руки к самому Корнею Чуковскому незадолго до его смерти. Он написал мне письмо, в котором почерк постоянно менялся из-за его предсмертного состояния. Писатель высоко оценил мою повесть.

— Почему вы решили пойти на филфак?

— Меня просто к этому тянуло. У нас в доме жила совершенно сумасшедшая девушка, выпускница филфака. Ей часто был нужен собеседник. В мои 14 она звала меня к себе и постоянно что-нибудь читала вслух: Достоевского, Диккенса, как ни странно. И мне показалось, что разбираться в этом чертовски приятно.

— Но после окончания университета вы стали журналистом…

— В молодости мы всегда не знаем, о чем писать. А журналистика восполняет этот пробел. Это сейчас у меня тьма идей, но чего-то не хватает — может быть, сил, а может, времени. В мое время пробиться в журналистику было трудно, почти невозможно. Однажды в конце 50-х я гулял с подругой в Александровском саду. И вдруг услышал, как поют соловьи, а в Москве тогда давно ничего не пело. И девушка сказала: «Напиши об этом заметку и принеси в «Московский комсомолец». Я написал и отнес заметку в редакцию заведующему отделом информации Борису Иоффе, и это был первый шаг. А кончилось тем, что через несколько месяцев мы начали спорить с моей будущей женой о том, кто из нас лучший очеркист.

— Вы сказали, что у вас сейчас тьма идей. А над чем работаете?

— Недавно закончил автобиографическую повесть о вечной молодости. Но главное, чем я сейчас занимаюсь, — это дневники. Они выходят каждый год с 1984 года. Я бы с удовольствием их бросил и занялся собственно литературой, но не могу этого сделать, потому что целая эпоха. А во-вторых, вокруг меня происходит много хорошего и много плохого. Мне бы хотелось, чтобы хорошее осталось, а плохое было прибито гвоздем к стенке.

— Вы несколько лет проработали главным редактором в журнале «Кругозор». Какие интересные выпуски вы помните?

— Хорошо помню, как для второго номера поехал в Ялту брать интервью у Смоктуновского. Я просто постучал в дверь, вышел заспанный Смоктуновский в трусах и сказал: «Подожди меня минут 10, сейчас завтракать пойдем». И еще — я этим горжусь — в ту поездку я заехал в госпиталь к Паустовскому. Он был загорелым, веселым, с большим интересом наблюдал за матросами и хвастался передо мной словечками, которым нахватался от них.

— В широких кругах ваше имя ассоциируется с романом «Имитатор», вышедшим в 1979 году. Согласны ли вы, что это ваше лучшее произведение?

— Писатель должен быть счастлив, если в его жизни есть хоть один бестселлер. Это был действительно бестселлер, его прочитала вся страна. Но я не думаю, что это моя лучшая книга.

— Главный герой «Имитатора» говорит о том, что его предшественники уже создали все, что можно было создать. А у вас и ваших студентов нет ощущения, что все великое уже написано?

На одном из последних творческих семинаров в Литинституте

— Да, действительно кажется, что все великое уже придумано. И так будет казаться всегда. Но придет гений, и все начнется сначала. Что касается студентов, то я не вижу среди них величайших писателей, но талантливых ребят вижу. Писатель в наше время зреет довольно медленно — как хороший, плотный, осенний гриб. Но грибам нужен дождь, и я стараюсь его студентам дать.

Церемония прощания с Сергеем Есиным прошла 14 декабря в ЦДЛ. Писатель похоронен на Хованском кладбище.

Дорого, душно, но очень интересно

Разговоры, подслушанные на книжной ярмарке Non/fiction №19

Время чтения: 3 минуты

С 29 ноября по 3 декабря в Центральном доме художника на Крымском валу прошла ежегодная книжная ярмарка Non/fiction №19. Помимо стендов с научной, художественной и детской литературой ярмарка предоставила возможность увидеть известных писателей и режиссеров и стать свидетелем огромной давки в гардероб и буфет.

Журналистов пускают без очереди, но на студентов эти привилегии не распространяются. Наудачу пристаю к первому попавшемуся журналисту, которым оказывается Михаил Визель, шеф-редактор портала «Год литературы».

— Вот уже третий день хожу сюда, пишу о различных мероприятиях, а людей будто становится все больше и больше, — рассказывает Михаил. — Вчера был на встрече с Андреем Звягинцевым, так многие вообще на полу сидели. Помещение не проветривают, очереди к гардеробу просто огромные.

Бесконечные очереди в гардероб
Бесконечные очереди в гардероб

Да таких очередей, наверное, не было со дня открытия первого фаст-фуда в Москве. Михаил куда-то исчезает, а я, не теряя времени, беру куртку в руки и иду обозревать книжные полки.

Пытаюсь поговорить с представителями двух отделов («Литературный музей» и «Искусство авангарда»), но мне весьма резко отказывают. Девушка из «Литературного музея» почти кричит мне вслед:

— А для какого издания вам это все нужно? Если вы из маленькой газеты, то приходите перед самым закрытием!

Представители издательства «Космоскоп»: «Во времена Гагарина все горели идеей!»
Представители издательства «Космоскоп»: «Во времена Гагарина все горели идеей!»

Комментарий соглашаются дать лишь представители издательства «Космоскоп». Начинают наперебой рассказывать о книгах, которые недавно были выпущены. В руках у меня оказывается альбом Алексея Леонова «Человек и космос», начинаю листать страницы, параллельно слушаю взволнованную речь:

—Вы знаете, сейчас молодежь совсем не интересуется наукой и космосом. Вот во времена Юрия Гагарина все горели идеей, что надо обязательно стремиться к вершинам. Наши книги направлены на популяризацию науки, посмотрите, мы даже календарь интересный сделали.

В отделе детской литературы и рок-музыки слышу от посетительницы,  студентки педагогического вуза:

— Книги здесь, конечно, интересные, есть на что поглядеть, но цены поражают. «Жизнь замечательных людей» здесь продают дороже, чем в самом магазине! Хотела унести отсюда не меньше десяти книг, в итоге осилила только три, все одного автора, Томаса Манна. Пусть хоть это будет. Ой, там что, сам Константин Эрнст?

Оборачиваюсь и действительно вижу Константина Эрнста с командой журналистов «Первого канала». Не успеваю переключиться с диктофона на фоторежим, и Эрнст с компанией пролетают мимо не запечатлённые.

Второй этаж книжной ярмарки
Второй этаж книжной ярмарки

Брожу вдоль стендов с музыкой: тут и стихотворения Егора Летова, и даже футболки с AC/DC. Рядом какой-то покупатель злобно кричит на журналистку «Российской газеты», шурша огромным пакетом с книгами:

— Вы родину продаете! Сейчас я в вас Михаилом Зыгарем кину!

— Кидаться Зыгарем не надо! – следует ответ.

На улице давно стемнело, спускаюсь по переходу. В пакете у меня лежит книга «Вся кремлёвская рать».

 

«Русский букер» достался «гениальному», но «местами неуклюже написанному» роману

Дебютное произведение Александры Николаенко покорило жюри, но вызвало волну критики

Время чтения: 2 минуты

Имя лауреата одной из главных российских литературных премий «Русский букер» было объявлено 5 декабря в Москве. Премию получила молодая писательница Александра Николаенко за свой дебютный роман «Убить Бобрыкина. История одного убийства».

Книга "Убить Бобрыкина. История одного убийства" завоевала премию в этом году
Книга «Убить Бобрыкина. История одного убийства» завоевала премию в этом году

«Убить Бобрыкина» — совсем короткое для романа произведение, около 200 страниц. Книга рассказывает историю жизни Саши Шишина, который день за днем выслушивает распекания матери и втайне мечтает о соседке Тане, в которую влюблен еще со школьной скамьи. Но Таня предпочла Саше его заклятого врага и давнего мучителя Бобрыкина, за которого вышла замуж. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Саша вынашивает в голове план убийства своего ненавистного соседа, который, ко всему прочему, постоянно говорит Шишину гадости и всячески отравляет его существование.

В составе жюри премии победитель «Русского букера» 2016 года Петр Алешковский, бессменный секретарь Игорь Шайтанов, поэт Алексей Пурин и другие. Решение жюри публика и литературные критики восприняли неоднозначно: главред сайта gorky.media Константин Мильчин назвал получившее премию произведение «местами неуклюже написанным» и подчеркнул, что «в качестве рассказа история бы сильно выиграла». Журналист «Коммерсанта» Лиза Бригер отозвалась о литературной новинке еще более скептически, написав, что достоинства романа «так неочевидны, что их приходится выискивать» и обвинив книгу в отсутствии сюжета.

Петр Алешковский - победитель "Русского букера" в 2016 году и председатель жюри в 2017 году
Петр Алешковский — победитель «Русского букера» в 2016 году и председатель жюри в 2017 году

Вопреки многочисленным сомнениям в заслуженности награды и колким замечаниям в адрес книги Николаенко, это произведение покорило жюри настолько, что его председатель Алешковский назвал роман гениальным. Прошлогодний победитель высоко оценил владение автора русским языком и построение текста.

Премия «Русский букер» появилась как аналог британской Букеровской литературной премии в 1991 году. Лауреат премии получает 1,5 млн рублей. Одновременно с основной премией вручается «Студенческий Букер», который в этом году достался роману Владимира Медведева «Заххок», рассказывающему о гражданской войне в Таджикистане. В разное время обладателями «Букера» становились Людмила Улицкая («Казус Кукоцкого»), Булат Окуджава («Упраздненный театр»), Василий Аксенов («Вольтерьянцы и вольтерьянки»).

«Око», книги-гиганты и кинозал в сейфе

Эпатирующие архитектурные решения современных библиотек

Время чтения: 3 минуты

«Око Биньхая»

Библиотека находится в китайском городе Тяньцзинь, в культурно-историческом районе Биньхай. Главный зал имеет форму эллипса, в центре которого помещается огромная светящаяся сфера. Инсталляцию можно сравнить с раскрытой ракушкой, которая обнажает жемчужину. Общая площадь библиотеки составляет 34 тысячи квадратных метров, что примерно в 2,5 раза меньше, чем площадь московской «Ленинки». Книжный фонд «Ока» пока невелик (1,2 миллиона томов против 18 млн в той же «Ленинке»). Читальный зал, книгохранилище, аудиозалы, компьютерные комнаты и лаунж-зоны занимают пять этажей. Волнообразные многоуровневые полки расположены вдоль изогнутого контура стен и используются также в качестве ступенек и сидений. По плану все полки-террасы должны быть заняты книгами, но от идеи пришлось отказаться из-за нехватки времени, поэтому на верхних ярусах их нет. Китайские дизайнеры нашли выход из положения: заменили отсутствующие книги декорацией в виде книжных корешков. На строительство библиотеки ушло три года, а над её проектированием трудилась голландская дизайнерская фирма MVRDV.

Библиотека получила название "Око Биньхая" из-за визуального сходства с глазом
Библиотека получила название «Око Биньхая» из-за визуального сходства с глазом

Что общего у библиотеки и банка?

Эта библиотека находится в Канзасе, США (Kansas City Library), а ее книжный фонд существует около ста лет и насчитывает 2,5 миллиона томов. В 2004 году рядом со зданием библиотеки построили парковку, которая нарушала общее впечатление. Чтобы отвлечь внимание от автостоянки, была возведена стена, имитирующая полку с книгами. Макет каждой такой «книжки» по высоте составляет 8 метров и 2 метра по ширине. Произведения для «полки» выбрали, исходя из опроса читателей библиотеки Канзас-Сити. Большинство отдали предпочтение «Приключениям Гекльберри Финна» Марка Твена, «Властелину колец» Джона Р. Р. Толкина, «Ромео и Джульетте» Уильяма Шекспира.

Металлические двери-сейфы входа в кинозал Канзасской библиотеки
35-тонные двери-сейфы входа в кинозал Канзасской библиотеки

В прошлом здание принадлежало Национальному банку, что обыгрывается в интерьере библиотеки: помещения разделяют металлические двери-сейфы. Одна из таких дверей весом в 35 тонн ведет в зал, предназначенный для проведения киносеансов и театральных мероприятий. Читальный зал занимает третий и четвертый этажи, которые соединены лестницей из мрамора и стекла. Кроме основных залов библиотека имеет специально обустроенную зону для читателей младшего возраста: вход в нее выглядит как раскрытая книга.

Фасад здания библиотеки в Канзас Сити украшают 24 гигантские книги
Фасад здания библиотеки в Канзас Сити украшают 24 гигантские книги

Снаружи куб, внутри спираль

Библиотека Сиэтла возводилась пять лет, а руководил строительством известный архитектор Рем Колхас. На первый взгляд, из-за своей сложной геометрии здание может показаться угловатой сетчатой глыбой — создать противоречивое впечатление входило в планы самого архитектора. Постройка состоит из нескольких самостоятельных «плавающих платформ», как бы заключённых в крупную стальную сетку. Интерьер книгохранилища резко контрастирует с экстерьером. Стержнем для пяти этажей библиотеки стала «книжная спираль»: полки с книгами не располагаются одна над другой, а закручиваются вверх и по кругу. Задачей Колхаса было отказаться от традиционного хранения книг в стеллажах и придумать что-то новое. Внутренняя планировка выполнена по принципу круговой диаграммы, разбитой на пять секторов, в которые входят книгохранилища, офисы, читальные залы, зона кафе и подземные стоянки. Мебель в залах и даже эскалаторы выполнены в ярких цветах: так Колхас стремился уйти от стереотипа библиотеки как скучного и невыразительного заведения. Церемония открытия главного филиала состоялась в 2004 году. На сегодняшний день в библиотеке хранится 780 тысяч томов при вместимости в 1,5 миллиона единиц. В 2007 году эта оригинальная постройка заняла 108 место в списке «150 самых известных зданий Америки» по версии Американского института архитектуры.

Центральная библиотека Сиэтла насчитывает более 2 миллионов посетителей в год
Центральную библиотеку Сиэтла посещает более 2 миллионов человек в год

Придумать новых богов или стать ими

Александр Снегирев о современной литературе и бумажной книге, которая никуда не денется

Время чтения: 4 минуты

Постмодернизм 70-х годов, где «вечные ценности» сменялись хаосом, верх становился дном, и сложно было отличить «хорошее» от «дурного», где технологии стирали границы и время, идеологии распадались, а люди пытались окольными путями понять мир и ответить на вопрос, как в нем жить – такая культура, по мнению некоторых современных критиков, постепенно уступает место реализму.

Так же думает русский писатель, лауреат нескольких литературных премий Александр Снегирев:  «Период стремительных перемен, как мне кажется, подходит к концу. Происходит «устаканивание» новой реальности, которую мы и формируем». Эту мысль в числе прочих Снегирев высказал на встрече с  читателями в Московском Доме книги 30 марта. «Пират современной литературы»; пишущий не «бездумную беллетристику», но о «любви и боли», ибо без этого, по мнению писателя, рухнет мир; автор, которого не волнует дидактика и композиционный строй книги; работающий поверх «чернухи, самолюбования и попсы»; чьих героев иронически сравнивают с Россией – Александр Снегирев убежден: будущее у литературы есть.

Вперед к прошлому?

«У нас принято уважать литературу»

АЛЕКСАНДР ЦЫПКИН, начинающий писатель:

– Я не верю в литературу. Мое мнение: все умерло.  Смотрю тиражи книжек лауреатов крупнейших премий и вижу там 5 тысяч каких-то экземпляров, 10 тысяч, 50. А потом мы смотрим ролик, где Данила Козловский читает мой рассказ, и видим 3 миллиона просмотров. Литература вообще жива?

АЛЕКСАНДР СНЕГИРЕВ:

– Мы на кладбище. На центральном московском кладбище. Делаем то, что нам нравится. У нас все же принято уважать литературу, печатное слово. Как себя реализовать в стране, где всегда существовала  жесткая цензура? В литературе. Тебе не нужна команда, ты сам доводишь свое мастерство до бесконечного результата и не зависишь от дохода. Нельзя получить из СМИ те ответы, которые вы получаете в книгах.

 «Завтрашний день принадлежит как раз старой доброй литературе»

АЛЕКСАНДР ЦЫПКИН:

– А смысл?

АЛЕКСАНДР СНЕГИРЕВ:

– Сериалы, как и кино – сегодняшний день. А вот завтрашний, возможно, принадлежит как раз старой доброй литературе. Уже год мы собираем зал Гоголь-центра. За эти же деньги люди могут купить здесь 10 книжек и спокойно читать дома. Но они выбирают общение с писателем напрямую. Метод подачи у нас стал «менестрельный», «трубадурный», с гуслями. Мы вдруг начали транслировать такую подлинность.

«Понять оппонента и понять себя, понять врага. На этом вся серьезная литература по-крупному и построена. Если писатель для себя раскладывает, что этот персонаж хороший, а этот – плохой, никогда не получится хорошей книги. Там все хорошие, и все вроде бы плохие».

Книга побеждает интернет?

«Любой автор из интернета мечтает о бумажной книге»

АЛЕКСАНДР ЦЫПКИН:

– С интернетом между писателем и читателем исчезают такие  барьеры, как критики, издатели, книжные магазины.  Нет цензоров. Никто тебя, как несчастного Довлатова, не заставляет сокращать рассказы, и возникает ситуация, когда писателем может стать любой…

АЛЕКСАНДР СНЕГИРЕВ:

– Это не так. Когда появился интернет, появились сайты Проза.ру, Стихи.ру с огромной посещаемостью, все сказали: кончилась литература. Так вот, ничего не изменилось. Вы можете что угодно публиковать на Проза.ру, но, что удивительно, о вас никто не узнает. Интернет никак не влияет на книжный мир, как митинги на Пушкинской площади мало влияют на состояние в стране. Соцсети стали оружием, которое вернуло паритет. Была некая узурпация (интеллектуалы в хорошем или плохом смысле захватили посты критиков), а потом вдруг из-под них уехала почва. И возник парадокс:  любой автор из интернета мечтает о бумажной книге. Бумага «легитимизирует» литературу. Есть книга – ты писатель. Нет книги – ты стендапер, балагур, говорун. Пока существует человеческое тщеславие, никуда бумажная книга не денется.

Издержки профессии?

«Писателю полезно заниматься чем-то, не связанным с литературой»

АЛЕКСАНДР ЦЫПКИН:

– Писатель получает плюс-минус 10 процентов отпускной стоимости книги (в два раза ниже магазинной, обычно). На эти деньги ты не только семью содержать не можешь, но и себя толком. Живущих на литературную зарплату единицы. Что с этим делать?

АЛЕКСАНДР СНЕГИРЕВ:

– Это данность. Мне кажется, что писателю полезно заниматься чем-то, не связанным абсолютно с литературой, чтобы не превратиться в моль, сидящую между бумажными страницами и поедающую их. Все, кто целиком погружен только в текст, так или иначе начинают сползать куда-то в сторону. Это не позерство, что Толстой ходил с косой по полю босиком. Я подозреваю, что это была нужда в постоянной подпитке реальностью. Писатель должен жить «настоящей» жизнью.

«В России у нас происходит пресловутый вечный поиск идей и не случайно: старые боги отмерли, а новые боги пока не родились. Но мы, в том числе и писатели, – те, кто не просто придумает новых богов, но возможно, ими и станет».

Специально для ХИТ-Медиа

Пират русской литературы?

«Я пишу то, что мне нравится самому»

ЕКАТЕРИНА БУЛГАКОВА:

– Ваш роман «Вера» многие считают жестоким, но премию «Русский Букер» за роман дают вам. Почему? 

АЛЕКСАНДР СНЕГИРЕВ:

– Это не та книга, которую вы прочитаете и отдохнете. Эта книга будет вас тревожить и отчасти лишит вас покоя. Конечно, люди хотят отдохнуть с книжкой, но такие книжки мне писать не удается – я люблю отдыхать иначе.

 «В процессе работы ты должен быть абсолютным панком»

ЕКАТЕРИНА БУЛГАКОВА:

– Однажды вы сказали, что хотели бы, как Петр I, забыть предшествующую литературу и писать свое – а то «давит». Что вы имели в виду?

АЛЕКСАНДР СНЕГИРЕВ:

– Когда мы слишком много смотрим назад, в прошлое, то, грубо говоря, каменеем. Есть библейская история про жену Лота. Бог Лоту сказал: город я уничтожу, уходи, но ни в коем случае не оборачивайся. Лот оборачиваться не стал, а его жена обернулась и превратилась в соляной столб. Классиков нельзя уничтожить – ни память, ни их произведения. Но в процессе работы ты должен быть абсолютным панком. Должен всех ниспровергать. И дело даже не в борьбе с титанами, а в том, что нужно, будучи знакомым с их опытом, абсолютно его отвергать. Такой парадокс.

Кто такой Александр Снегирев?
  • Родился в 1980 году, в Москве
  • По паспорту Алексей Владимирович Кондрашев
  • Появился на литературной арене в 2006 году
  • Окончил Российский Университет дружбы народов с красным дипломом, магистр политологии
  • Его работы печатались в журналах «Знамя», «Октябрь», «Новый мир»
  • Среди его книг – романы «Как мы бомбили Америку», «Нефтяная Венера», «Тщеславие», «Вера», «Как же ее звали?»
  • Лауреат премий «Дебют» (2005), «Венец» (2007), «Эврика» (2008), «Звездный билет», посвященной памяти В.П. Аксенова (2014) и «Русский Букер» (2015) за роман «Вера»

 

 

«Это не дети не читают, это родители не читают»

Как заинтересовать классикой поколение сериальщиков?

Время чтения: 4 минуты

Мария Живова — учитель русского языка и литературы в гимназии небольшого подмосковного города Павловский Посад. В этом году она выиграла местный конкурс «Лучший учитель года», несмотря на свой небольшой педагогический стаж. Ее ученики побеждают на конкурсах чтецов и районных олимпиадах по литературе, создают небольшие театральные постановки и с интересом обращаются к классике.

  — Как вы добиваетесь того, чтобы весь класс работал на уроке?

— Необходимо создать атмосферу всеобщего обсуждения, чтобы были вовлечены все, даже если они не читали текст. Есть определенные приемы, которые заставляют людей возмущаться. Проблемный вопрос в произведении — один из них. К примеру, тема отцов и детей очень волнует, даже когда на уроках ее поднимаешь, уже и о произведении забываешь, только в конце возвращаешься и подводишь черту. Как только интерес подпитан, возможно, ребенок дома и откроет книгу. В пятых классах я детей подвожу к мысли о том, что литература — это отдых, это возможность выразить свои мысли и пофантазировать.

— А нет ощущения, что программа по литературе закостенела? Одно и то же из года в год?

— Любой урок можно по-разному провести: в проектной форме, тестовый, урок-дискуссия, групповая работа. Я пытаюсь открывать для себя и учеников что-то новое. На очереди Татьяна Толстая, недавно также познакомилась с Захаром Прилепиным, современный и хороший писатель. Прочитали его рассказ «Жилка», написан интересным языком. У нас есть литература даже в нашем маленьком Павловском Посаде: Олег Чухонцев и примерно 15 писателей, творчество которых используется для конкурса чтецов.

 — А вам не обидно, когда вы видите класс, где заинтересованы в учебе лишь несколько человек?

— Нет. Сейчас в 10 класс переходят люди, не знающие, чего хотят, сложно их расшевелить. Поэтому даже когда ученики приносят бумажную книгу, это уже результат. Нужно показать, что книга — это не то, что было 200 лет назад, она живет с нами, доходит до нас. Сейчас так не ждут новую главу в газете или журнале. Сейчас ждут новую серию сериала. Да и раньше круг читающих был небольшим, узким. Во времена Маяковского не было активного читательского интереса, был интерес к эпатажу, стиху, призыву, агитации. Общество никогда не имело большого процента читающих.

— Однако что же делать с детьми, которые отказываются читать?

— Это не дети не читают, а родители не читают. В этом проблема.У меня не читали родители, но рядом было окружение. Понимаете, прочитать «Мастера и Маргариту» — это не прочитать параграф, нужна фантазия и образы. Если изначально у ребенка своровали мир образного мышления, не дали этот мир, о чем и пишет Экзюпери в  «Маленьком принце», то человек сможет вернуть его, если захочет, только в  сознательном возрасте. Толстой говорил о важности воспитания в семье, это действительно очень важно. Не надо винить государство, общество, начни с себя. Сейчас мы набираем культурную силу, не было такого в 90-х. Мы учимся заново читать. И эти возгласы: «Вот люди не читают!», так почему же не кричат: «Вот не разбираются в химии и биологии!». Я понимаю, что литература — это нравственность, но морально-нравственные устои можно подпитывать и через бытовые моменты, в разговоре с семьей и друзьями. Читающий всегда найдется.

 

«Властелин фантастики»

Студия New Line снимет фильм о Джоне Толкине

Время чтения: 5 минуты

Прославившаяся выпуском фантастической трилогии «Властелин колец» киностудия New Line Cinema порадует «толкиенистов» новым фильмом о «властелине». Любители научной фантастики увидят картину о самом создателе хоббитов и эльфов – Джоне Р.Р. Толкине — с символичным названием «Средиземье». Возглавит съемочную группу, как сообщает издание Deadline, британский режиссер Джеймс Стронг, работавший над фильмом «Я сам о себе. Элтон Джон», популярными телесериалами «Доктор Кто», «Аббатсво Даутон» и др.

Фильм «Средиземье» снимут по сценарию Ангуса Флетчера, занимающегося изучением биографии Толкина на протяжении шести лет. «Толкинистике» Флетчер посвятил ряд собственных исследований, статей, интервью с теми,  кто знал фантаста лично или был причастен к его жизни. Так он собирал фотографии и статьи о семье Толкинов, его супруге Эдит Бретт – прообраза Лютиэн Тинувиэль в книге «Сильмариллион», профессорской деятельности в Оксфордском университете и главном событии, повлиявшем на творчество писателя – Первой мировой войне 1914 года.

Большая часть фильма, как сообщает продюсер Майкл Линн и его коллеги Роберт Шейн и Рэйчел Хоровиц, будет посвящена молодым годам фантаста, а именно любви юной 19-летней Эдит Бретт и студента колледжа англосаксонских и германских языков – 16-летнего Джона Толкина. Несмотря на то что по наставлению отца Толкин прекратил встречаться и даже разговаривать с Эдит до наступления совершеннолетия, Джон женится на своей избраннице после пяти лет жизни в самый разгар войны.

Последнее событие круто изменило жизнь писателя. Толкин увидел и прожил войну «от первого лица».

«Пара жила счастливо в Оксфорде в окружении друзей, но когда в 1914 году началась война, Толкин на четыре года отправился навстречу битвам, лишениям и новым друзьям и единомышленникам, которые повлияли на его воображение и вывели его на путь к Средиземью», — сообщают создатели будущего байопика.

Режиссер и продюсеры фильма еще не озвучивают имя главного актера. Дата выхода фильма на экран пока не известна.

Джон Толкин и Эдит Бретт
Джон Толкин показывает книгу Эдит Бретт

Родился Джон Р.Р. Толкин в 1892 году. Преподавал в Оксфордском университете древнеанглийский язык. Все свое нерабочее время фантаст посвящал «средиземному миру», обладающему, по замечанию автора, некими чертами нашей планеты. Детальность Толкина нередко восхищала читателей – он выдумал собственные языки и диалекты, рисовал подробные географические карты каждой исторической эпохи, создал целую религиозную систему Средиземья со своим «пантеоном ангелоподобных существ, управляемых свыше единым божеством». 

Толкина нередко называют «властелином фантастики». Свои фантазии он отразил в «Хоббите» (1937 год) и его продолжении «Властелин колец» (1954-1955). По нескольким опросам в 1997 году эпический роман «Властелин колец» был признан книгой века.

Скончался Толкин в 1973 году. В 1977 были восстановлены по черновым записям и опубликованы еще несколько произведений.